и … болью

христиане

«Воскресные христиане» Артур Кац

Меня всегда удивляло, почему люди, которые 6 дней в неделю живут своей жизнью, а в воскресенье они приходят, слушают милые песенки, милые проповеди, наслаждаются общением с братьями, потом со слезой на глазе поют песню «Живи во мне Господь Иисус», и в мире и радости уходят, чтобы прийти в следующее воскресенье.
Вы спросите, а что именно меня удивляет? Меня удивляет все. Если они жили все шесть дней и плевали на Христа, разве придя в Его Дом, они будут радоваться?! Я бы ожидал от себя в таком случае плач, падение на колени и вопль к Иисусу — «Помилуй Меня!» Какая может быть радость? Чему такие люди радуются? Что они два часа в неделю «любят» Иисуса? Что они плюют в Его лицо шесть дней, а в седьмой день «отдыхают» и так и быть прославляют Господа, который не их Господь точно?
Если в вашу церковь приходят отступники, насмешники, блудники, делатели зла, которые называют себя христианами, а на деле отрекаются от Него, и им хорошо и комфортно у вас, — если они не падают от силы обличения Духа Святого, если они не раскаиваются перед Ним в прахе и пепле, то грош цена вашей церкви.
Нечестивый не устоит в собрании праведников, помните? Он или раскается или убежит, но уж точно не останется с вами пить чай после служения, травить анекдоты и не уйдет довольный от вас.

Share

Патриотизм по-украински и патриотизм по-библейски

IMG_5060.JPG
Сергей ПУШКАР
В последние месяцы Украину захлеснула волна патриотизма. В желто-голубые цвета преображается буквально все — мосты, здания, сооружения, названия городов и даже заборы. Национальные флаги вывешивают на балконах и крышах домов. Небольшие желто-голубые флажки стали неизменным атрибутом практически каждого автобуса или автомобиля.
Популярной стала национальная одежда и патриотические лозунги. Но самые главные изменения произошли не во внешних символах, а в умах людей. Многих молодых людей призвали в армию и отправили на Донбасс — сражаться за то, чтобы, как им говорят, и эта земля не отошла к России. В помощь армии собираются денежные пожертвования, организовываются волонтерские движения.

Не последнюю роль во всем этом играют и украинские христиане. Большинство последователей Христа на Украине поддержало Майдан и с тех пор активно поддерживают украинскую армию, которой руководят те, кто пришел к власти благодаря Майдану. Собирают деньги на еду, обмундирование и предметы первой необходимости для солдат. Некоторые берут в руки оружие и идут убивать «террористов» и «сепаратистов», считая это хорошим и богоугодным делом.

В связи с этим возникает закономерный вопрос — а правильно ли это? А стоит ли это делать христианам?

Первое, на что обращает внимание каждый христианин — это жизнь Иисуса. И эта жизнь была совсем не похожа на жизнь многих современных украинских христиан-патриотов. Иисус не размахивал национальными флагами, не участвовал ни в майданах, ни в войнах. Не делали этого и апостолы.

Впрочем были благочестивые воины. Например, воины, которые приходили к Иоанну Крестителю или сотник, который приходил к Иисусу ради исцеления своего слуги. Был также и сотник Корнилий, которому проповедовал ап. Петр. Всех этих воинов ни Иоанн, ни Иисус, ни Петр не призывали оставить воинскую службу. Впрочем и «гражданских» ни Иисус, ни апостолы никогда не призывали записываться в армию и нести воинскую службу. Также ни Иисус, ни апостолы не собирали денежной и продуктовой помощи ни воинам, ни мятежникам-патриотам, которых в Израиле было предостаточно, также как и в современной Украине.

Например, одним из двенадцати учеников был Симом Зилот. Зилоты (или зелоты) были организацией евреев-патриотов, которые боролись за свободу Израиля против Рима. В современном значении, его имя могло звучать как Симон Майдановец или Симон Бандеровец, или Симон Сепаратист.

Но Иисус не стал помогать Симону в его патриотической борьбе. Да и сам Симон, похоже, оставил борьбу за свободу Израиля и переключился на проповедь Евангелия.
Вероятно к зилотам принадлежали и галилеяне, убитые в храме жестоким Понтием Пилатом:

«В это время пришли некоторые и рассказали Ему о Галилеянах, которых кровь Пилат смешал с жертвами их.
Иисус сказал им на это: думаете ли вы, что эти Галилеяне были грешнее всех Галилеян, что так пострадали?
Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете. »
(Св. Евангелие от Луки 13:1-3)

По сути, эти люди были прообразом нынешних героев Небесной сотни, в честь которых в Украине называют улицы и площадя. Но Иисус не увидел ничего героического и достойного в патриотизме этих людей и сравнил их смерть со смертью других непокаявшихся людей. Со слов Христа выходит, что врят ли эти галилеяне увидят небо после своей смерти, так же, впрочем, как и герои Небесной сотни. Отличается и реакция на события современных христиан-патриотов и известных библейских героев.

Когда Бог посылал тяжелые времена Израилю или отдельным библейским личностям, то эти личности (Моисей, Иисус Навин, Давид и т.д.) или весь народ искали причину этих бедствий. Иногда нужно было перестать роптать, иногда — поклоняться идолам, иногда — не брать заклятого, не гордиться и т.д. После покаяния в грехах, Бог миловал человека или народ в целом и благословлял его.
Но по-другому происходит у украинских христиан-патриотов. Очевидно, что Украина переживает трудный период. Потеряли Крым. Поднялись цены. Сложнее с работой. Погибли и продолжают гибнуть тысячи украинцев в безумной бойне на Донбассе.

Казалось бы — самое время найти причину такого положения. Узнать, в чем нужно покаяться, в чем измениться. Но нет. Украинская церковь поступает так, как и весь народ. В чем причина трудностей — конечно же в Путине! Из-за чего в Украине проблемы? Из-за россиян! Позиция — типично языческая. Язычники искали причину своих бед и успехов во внешних факторах. Верующие же люди во все времена понимали — успех и неудача зависят лишь от внутренних взаимоотношений с Богом, а не от внешних факторов.

Странно, к примеру, представить себе Иисуса, критикующего римского императора. Хотя Рим был агрессором, который захватил страну, в которой жил Иисус. Хотя римские императоры были ничуть не лучше Путина по своим моральным качествам. Но ни Иисус, ни апостолы, ни первая церковь не считали римских императоров причиной каких-то проблем в Израиле. Они не хулили императора так, как хулят Путина украинские верующие. Это покажется удивительным, но в Новом Завете нет даже примеров молитв за римского императора.

Почему Иисус и первые христиане этого не делали? Вероятно потому, что не считали императора личностью, от которой зависела их жизнь. Такой Личностью для них был только Бог.

Реакция украинских верующих на Путина по сути показывает недостаток веры. Люди считают, что их жизнь и благополучие зависят не только от Бога, но и, в значительной мере, от Путина. Из этого следует и реакция — значительное время в своей жизни украинские христиане уделяют Путину, думая что этим повлияют на ход истории и, соответственно, свою жизнь.

Но ни ход истории, ни личная жизнь каждого верующего не зависят в полной мере от кого-то или от чего-то, а лишь от Бога. На нашей голове сочтены все волосы и ни один из них не упадет без воли Господа. Это понимал Иисус, это понимали апостолы, это понимали первые ученики. Поэтому свои проблемы решали напрямую с Господом. Не тратили время на то, чтобы хулить или критиковать императора, понимая, что это нисколько не влияет на их жизнь. Но почему же этого не понимают украинские христиане, поддержавшие Майдан и теперь поддерживающие войну на Донбассе? Как можно быть таким слепым и все дальше и дальше отходить от того жизненного примера, который оставил нам Господь Иисус?

Очевидно, что один нераскаянный грех приводит к духовной слепоте. Человек слушает, но не слышит, смотрит, но не видит. Сердце таких людей грубеет и ожесточается. И вот уже идут призывы к войне, убийству. Ценятся злость, умение уязвить и заклеймить оппонента. Все это ценится нынешней украинской национал-патриотической идеологией и многие христиане выбирают путь патриота, теряя при этом свое христианство. По сути происходит тот же выбор, который сделал в свое время израильский народ. Они выбрали героя-патриота Варавву и отвергли Христа.

Такой же выбор предстоит сделать сегодня и многим украинским христианам. Сделать личный выбор между Христом и Вараввой. К сожалению, так же как и израильтяне, многие украинские верующие выбирают Варавву, отвергая Христа. Варавва был революционером, боровшимся за свободу Израиля? И христиане Украины боролись и борятся за то же. Борьба Вараввы была с кровопролитием и убийством? И украинские христиане в своей борьбе пошли на многие жертвы — убиты десятки людей на Майдане и тысячи на Донбассе.

При этом нигде в Новом Завете нет ни единственного (!) примера того, чтобы в мятеже против власти принимали участие Иисус, апостолы, ученики. Нет также ни единого призыва к какому либо мятежу. Переступив эту черту, черту Майдана, многие украинские верующие ожесточились. Перестали разуметь простое казалось бы для разумения Слово Божье. Начали поддерживать войну на Донбассе, собирать помощь для армии, хулить и критиковать Путина. Мысль о том, чтобы искать причину неудач в себе и своих отношениях с Господом воспринимается в штыки из-за ожесточения и гордыни. Никто не хочет каяться, признавая свои ошибки и неправоту.

Позиция украинских христиан по своей реакции похожа на реакцию грешников из книги Откровение:

«Четвертый Ангел вылил чашу свою на солнце: и дано было ему жечь людей огнем.
9. И жег людей сильный зной, и они хулили имя Бога, имеющего власть над сими язвами, и не вразумились, чтобы воздать Ему славу.
10. Пятый Ангел вылил чашу свою на престол зверя: и сделалось царство его мрачно, и они кусали языки свои от страдания,
11. и хулили Бога небесного от страданий своих и язв своих; и не раскаялись в делах своих.
(Откровение Иоанна Богослова 16:8-11)»

Разве не такая же реакция украинских христиан? Ушел Крым — Путин! Подорожал газ — Путин! Подорожали лекарства и другие товары, стало работать тяжелее — Путин ла-ла-ла!

Когда же прекратится это безумие в украинской церкви? Когда же спадет пелена Майдана, которая ослепляет детей Божьих вот уже несколько месяцев? Когда украинская церковь станет светом украинскому обществу, которое стремительно несется к пропасти?..

Каким же является библейский патриотизм? Наилучшим проявлением патриотизма для страны или общества является покаяние людей и следование библейским заповедям. Когда человек трудится честно и платит налоги, которые тратятся на помощь нуждающимся. Когда люди не воруют, не убивают, не насилуют. Вежливы, уважительны к другим, почтительны к властям. Такое общество и такие страны неизменно будут сами быстро развиваться, а также привлекать инвесторов — богатых людей, которым комфортно в безопасном обществе с почтительными и дружелюбными людьми. В таких странах большое внимание будет уделяться социальным стандартам, помощи больным и слабым.

Быть хорошим христианином — автоматически означает быть хорошим патриотом своей страны. Именно такой патриотизм был у Иисуса, апостолов и первых христиан. С другой стороны, нередко людям навязывается мнение, что патриотизм — это повышенное внимание к национальным символам. Таким, как флаг, гимн, герб, язык, национальная одежда и национальная культура (песни, литература, праздники и т.д.) Все это, с точки зрения Слова Божьего не имеет ничего плохого, но и ничего хорошего. Абсолютно нейтральные вещи, которым в Библии не придается никакого важного значения. Которые будут упразднены в Царстве Божьем и которые не имеют никакого преимущества друг перед другом. Украинская культура не лучше и не хуже японской. Японская — американской. А американская — русской. Все это в Божьих глазах не имеет большой ценности и не стоит того, чтобы из-за этого кого-то обижать, унижать, бить или убивать.

Даже одна человеческая жизнь важнее всей украинской культуры и всех украинских национальных символов вместе взятых. Об одном кающемся грешнике, написано в Слове Божьем, радуются небеса (Лук 15:7). Ничего подобного и близко не написано в Библии об украинской или какой-либо другой культуре.

Не имеет никакого христианского оправдания ни война, ни противостояние на основе национальных символов или культуры. Всем этим настоящий христианин должен быть готов пожертвовать или от всего этого отказаться, если есть хоть малейшая угроза жизни или здоровью другого человека.

Русские христиане должны уметь поступаться русскими национальными символами и культурой ради христианских ценностей. Украинцы должны уметь поступаться украинскими национальными символами и культурой, если это несет опасность жизни других людей. Только такие русские и украинцы смогут остаться христианами. Братьями и сестрами во Христе, избранными к Царству Божьему, где не будет ни русских, ни украинцев, но будут дети Божьи. Граждане Небесного Царства, патриотами которого нам и следует быть:
«где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос. (Послание к Колоссянам 3:11)»

Share

СЕМЯ ЦЕРКВИ.

IMG_5052.JPG

Павел Сенников . Около Уэст-энд-Ист-Лилман

Два чувства смешиваются во мне, когда я смотрю видео массовой казни христиан в Ираке. Первое чувство — скорбь, сострадание и ужас. То, что с ними делают эти убийцы, более чем ужасно. Язык беден, чтобы описать эту трагедию. Я испытал настоящую физическую боль, видя мучения этих христиан. Их страдание безмерно. Я плачу навзрыд.
Но странно — во мне нет гнева. Вместо гнева у меня другое, второе чувство — какое-то светлое благоговейное торжество, словно на моих глазах совершается великое священнодействие, а не садистское убийство. Потому что именно такую смерть я хочу себе. С того самого первого дня, как я уверовал, я захотел себе такой смерти. Я не хочу умереть от старости. Мне невыносима мысль о скучной спокойной смерти на лавке под образами, для меня нет никакой торжественности в такой смерти. Представляя мои последние дни, я не раз молился Богу — пожалуйста, дай мне умереть, как умерли Твои Апостолы, в какой-нибудь мусульманской стране, какой-нибудь мучительной смертью.
Первый умерший христианин умер не своей смертью — Стефана забили камнями. Он открыл великую Христианскую традицию — умирать за Христа и становиться семенем Церкви. Сейчас христиан в Ираке уничтожают десятками и сотнями ежедневно. Пройдет немного времени, и мы с вами увидим, как тысячи и десятки тысяч иракцев будут обращаться ко Христу. Так уже было в истории, так будет снова. Если уже не происходит. И я, когда смотрю, как снова безвестному иракскому христианину режут голову, встаю, и я ему шепчу — только не отрекайся от Христа, брат мой!
Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни (Откровение ап. Иоанна Богослова 2:10).

Share

Вера в 24 карата

Трагедия и восстановление верующего. Учение о том, как трагедия созидает духовное основание, чтобы пережить ее с верой в 24 карата

.золото

Золото всегда было дорогим то­варом. Его стоимость определяется его редким характером. Ювелиры подсчитали, что за всю историю челове­чества плавильщики золота переплавили лишь 100 000 тонн этого металла.

Всякий раз, когда вы покупаете золо­то, независимо от того, где вы находи­тесь, цена на него всегда высока, осо­бенно на 24-каратное золото (1000-я проба). В такой самой чистой своей фор­ме золото — очень мягкий металл. Проба указывает, сколько сплавов ювелир сме­шал с золотом, чтобы сделать его тверже. Например, в ювелирном изделии в 14 карат (583-я проба) золото составляет чуть больше половины. Когда на ювелир­ном изделии проставлена проба в 24 карата, вы знаете, что оно сделано из чистого золота.

Чтобы получить чистое золото, пла­вильщики должны довести руду во время плавки до 5252 градусов по Фаренгейту (2900 градусов по Цельсию). Как вы пони­маете, чистое золото никогда не выходит дешевым. То же верно и в отношении 24-ка- ратной веры. Подобно золоту, 24-каратная вера очищается в огне. Однако, буду­чи очищенной, ваша вера драгоценнее 24-каратного золота.

ЧТО ТАКОЕ 24-КАРАТНАЯ ВЕРА?

Вот определение 24-каратной веры, данное Петром: «О сем радуйтесь, поскор­бев теперь немного, если нужно, от раз­личных искушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драго­ценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа» (1-е Пет. 1:6, 7).

Когда Христос обратился к церкви в Лаодикии, Он посоветовал им купить у Него «золото, огнем очищенное» (Откр. 3:18).

Он очень хотел, чтобы они имели горячую веру, способную помочь им выстоять испытания, выпавшие на долю первых христиан.

ВЕРУЮЩИЕ НЕ ЗАСТРАХОВАНЫ ОТ ЖИЗНЕННЫХ ТРАГЕДИЙ

В своей работе мне часто приходится напоминать своим па­циентам, что, будучи верующими, мы не застрахованы от испы­таний и трагедий. Бог хочет использовать эти испытания, чтобы произвести в нас веру драгоценнее золота, веру, которая была очищена в огне и может выстоять в пылу напастей.

Сегодня некоторые учители учат верующих, что если они будут послушны Слову Божьему, то Бог защитит их от всех неприятных событий в их жизни. Они никогда не будут болеть, а если и будут, то Бог всегда исцелит их. (Когда же они не получают исцеления, эти учители говорят, что им не хватает веры. Если бы они имели больше веры, Бог исцелил бы их.) Они всегда будут преуспевать финансово. Им никогда не придется испытывать тяготы безрабо­тицы, так как они никогда не потеряют работу. Бог чудесным об­разом даст им Божественную защиту, чтобы оградить их от авиа­катастроф, автомобильных аварий, эпидемий, землетрясений, наводнений, цунами и прочего. Большинство людей, которые верят такому учению, испытывают огромные трудности, пытаясь спра­виться с реальностями жизни, когда те обрушиваются на них.

Жена и друзья Иова верили в такого рода Божественное покро­вительство. Несмотря на то что Бог назвал Иова самым непорочным человеком в мире (Иов. 1:8), когда беды градом посыпались на него, его друзья были уверены, что он каким-то образом не угодил Богу. Более того, когда Иов потерял все свое богатство, свои стада, свою семью и здоровье, его жена посоветовала ему: «Похули Бога и умри» (Иов. 2:9). И тем не менее во всех этих трагических событиях, которые случились с ним, Иов оставался верен Богу, настойчиво утверждая: «Но Он знает путь мой; пусть испытает меня, — выйду, как золото» (Иов. 2310). У Иова была 24-каратная вера.

ЖИЗНЕННЫЕ БУРИ ИСПЫТЫВАЮТ ВСЕХ

Порой к кризису, заставившему человека обратиться к вам за помощью, приводит сделанный им неверный выбор. Сексуальные грехи, курение, неразумное распоряжение финансами и бес­печное управление автомобилем — лишь некоторые из вариантов неверного выбора человека, способные привести к трагедии. Однако и дисциплинированная христианская жизнь не всегда защищает человека от трагедии.

ЖИЗНЬ ОБХОДИТСЯ С НАМИ ОДИНАКОВО

Иисус завершил Свою Нагорную проповедь примером, под­тверждающим тот факт, что в своей жизни верующие могут испытывать бури (Мтф. 7:24-27). Два человека построили иден­тичные дома. Иисус сказал Своим слушателям, что оба дома ока­зались в одинаковых обстоятельствах. Пошел дождь, подул ветер и устремился на эти дома. Один рухнул под силой этих природных катаклизмов, другой устоял.

Несмотря на то что один человек был послушен всему тому, чему учил Иисус, Бог не оградил его от жизненных бурь. Многое из того, что случается с неверующими и непослушными христиа­нами, также происходит и с послушными верующими. Образцовые христиане умирают от неизлечимых болезней. Их дети рождаются с умственными и физическими недостатками. Искренние верую­щие теряют свою работу. Пожары или наводнения уничтожают их дома. Они становятся жертвами трагических аварий. Супруги вынуждают их согласиться на нежеланный развод. Они теряют работу в результате экономических спадов. Понимание того, что трагедия может случиться и с вами, создает духовное основание, чтобы встретить эту трагедию 24-каратной верой.

ИНОГДА МЫ СТРАДАЕМ ИЗ-ЗА СВОИХ НЕПРАВИЛЬНЫХ УМОЗАКЛЮЧЕНИЙ

Люди, чьи неверные решения привели к трагедиям в их жизни, нуждаются в помощи, чтобы справиться с чувством вины и сожаления. Первый шаг к восстановлению — попросить у Бога прощения за свое безответственное поведение и принять его (прощение). Второй шаг — помочь им простить себя, что часто для людей представляет большую сложность, чем принять про­щение от Бога.

Порой мы все хотели бы вернуть что-то в нашей жизни или сделать что-то по-иному. Многие люди тратят драгоценное время, размышляя о том, как бы они могли предотвратить случившееся. Обычно это приводит к болезненной и бесполезной практике самобичевания и одновременно к бесконечным размышлениям о том, что бы они сделали, должны были сделать или могли бы сделать, чтобы все сложилось по-другому.

Помогая людям вырваться из этого цикла безысходности, важно напоминать им, что у всех нас есть предел погрешности. Хотя наша цель — сократить этот предел, никто из нас не обладает совер­шенством. Даже апостол Павел принимал решения, имевшие трагические последствия. Между прочим, он заключал христиан в темницы и многих из них предал смер­ти. Каким образом он справился со всей своей виной и сожалением? Со временем он решил забыть все прежнее (Фил. 3:12-14). Нам необходимо напоминать людям, что если мы сами позволим дьяволу, он воспользуется нашим не­правильным восприятием прошлого, чтобы разрушить потенциал нашего будущего. Мы не можем ничего вернуть или сделать по-другому в своей жизни. Мы ищем прощения у Бога. Мы прощаем себя. И живем дальше.

ТРАГЕДИИ ВЫЗЫВАЮТ КРИЗИС

Кризис — опасное время. Это ситуация или период, в который все неясно, сложно и болезненно. Некоторые выходят из кри­зиса с горечью, другие становятся лучше. То, что я выбираю, проходя через кризис, определяет, вызовет ли он во мне горечь или же сделает меня лучше.

Помогая людям преодолеть кризис­ную ситуацию, помните, что они могут лучше справляться с неприятной опреде­ленностью, чем с неопределенностью. Так что, независимо от того, насколько тягостны обстоятельства, помогите человеку взглянуть на них честно. Иногда, пытаясь быть сострадательными, мы стремимся оградить людей от боли, с которой они могут лучше справиться в начале кризисного периода, чем на его последующих стадиях.

В первые несколько часов и дней кри­зиса люди, как правило, пытаются найти объяснение, почему это случилось. Ваши попытки ответить на этот вопрос за людей, скорее всего, усугубят процесс их восстановления. Правильнее признать: «Я просто не знаю».

Разделяя с людьми кризис, вы увидите, что они проходят четыре стадии: шок, переживание сильных эмоций, поиск и последействие.

ШОК

На начальной стадии человек не мо­жет принять реальность произошедше­го. Бог по Своей милости создал разум человека способным на время отклю­чаться в тот момент, когда человек по­трясен трагедией. Люди, подумав, иногда говорят: «Не могу поверить, что это про­исходит», «Это просто страшный сон»,

«В конце концов я проснусь, и все ока­жется не так». Другие люди могут реаги­ровать громким плачем, яростным гне­вом или погружением в молчание, иногда на долгое время.

Фаза шока в процессе восстановления после кризиса может длиться часами, днями или даже дольше. Войны и при­родные катастрофы могут растянуть шоковую фазу на недели или даже меся­цы. В этот период в фокусе служения должно быть сострадание и молитвенная поддержка. Воздерживайтесь от попыток объяснить, почему Бог позволил этой трагедии случиться. Подобные попытки лишь отдалят человека от вас.

ПЕРЕЖИВАНИЕ СИЛЬНЫХ ЭМОЦИЙ

По мере того как человек начинает восстанавливаться от шока и иметь дело с реальностью, его эмоции могут выли­ваться непредсказуемым образом. Време­нами он может чувствовать себя вино­ватым за то, что он, по его мнению, усугубил свою дилемму. В другие момен­ты он может быть охвачен страхом перед будущим. Он может выливать яростный гнев на других людей, которых он обви­няет в своей беде.

Проявление эмоциональной неурав­новешенности может продолжаться не­сколько недель или месяцев. Человек может впасть в глубокую депрессию, вы­раженную непомерной грустью, чувством раскаяния и сожаления. В тот период, когда человека поглощает кризисный шок, депрессия приводит к истощению умственной энергии. На данном этапе ему необходимо видеться со своим па­стором или христианским душепопечителем на регулярной основе. В это трудное время ему также может понадобиться медикаментозная помощь.

Иногда друзья и родные теряют терпе­ние, считая, что этот период переживания сильных эмоций чересчур затянулся, хотя обычный период восстановления после тяжелого кризиса — 1-2 года. В случаях отягчающих обстоятельств, когда любимый человек погибает в аварии или в результате акта насилия, на вос­становление может потребоваться от 3 до 5 лет. В таких случаях жизнь этих людей уже никогда не будет прежней, но она может снова стать хорошей.

Один из способов, посредством которых человек содействует своему восстановлению, — переработка кризиса в уме путем пере­сказа случившегося. Членам семьи и другим людям, приближен­ным к этому человеку, это может надоесть. Но обращение к нему со словами: «Свыкнись с этим, приди в себя» — совсем не поможет в процессе восстановления.

Предположим, что когда вы едете в гости к другу, перед вами вдруг выскакивает какая-то машина, и вам едва удается избежать столкновения. Какова вероятность того, что вы не расскажете об этом происшествии вашему другу, когда приедете к нему домой? Скорее всего, одной из ваших первых реплик будет: «Я чуть было не врезался сегодня. Какой-то сумасшедший выскочил прямо пере­до мной. Мне едва удалось избежать столкновения с ним». Рас­сказывая о случившемся, вы успокаиваетесь.

ПОИСК

Когда затихает эмоциональная реакция человека на кризис, начинается наиболее важная стадия процесса восстановления. В течение последующих месяцев он станет автором истории о кризисе, из которого он выйдет человеком, исполненным горечи, или же лучшим, чем он был до этого. В конце концов, никто из нас не живет со списком фактов своей жизни. Мы живем с историей, которую мы рассказываем себе о фактах своей жизни. Мы наблю­даем это в том, как абсолютно по-разному дети, воспитанные в одной семье, вспоминают о своем прошлом.

Мы не можем изменить факты своей жизни. Но, слава Богу, мы можем отредактировать ту историю, которую мы рассказываем себе о фактах нашей биографии. Среди верующих истории, кото­рые мы рассказываем себе о трагедиях жизни, называются теодициями. Теодиция — теологическое объяснение событий жизни. Через какой-то промежуток времени, общаясь с Богом и рассуждая в своем уме, мы приходим к такой версии случившегося, с которой мы предпочтем жить.

Роль пастора или христианского душепопечителя критически важна в этот период восстановления. Наша задача — помочь человеку, обратившемуся к нам, понять, что то, как он предпочел рассказывать себе о неприятных моментах жизни, не является единственной версией изложения фактов. И он, если захочет, может рассказывать себе о тех фактах другую историю. Мы должны помочь человеку обрести способность увидеть эту при­чиняющую боль главу своей жизни в свете Божьей любви и его любви к Богу. Эта задача может быть нелегкой и потребовать много времени на получение результата, но здесь решается будущее человека.

У дьявола есть множество деструктивных средств, которые он хочет присовокупить к этим трагическим фактам. У Господа же — множество созидательных путей, и Он желает, чтобы человек воспользовался ими, переваривая свои трагедии. Духовная битва бушует в уме верующего. Цель пастора или христианского душе- попечителя — помочь верующему избрать один из созидательных путей, имеющихся для него у Бога, и обрести целостную картину фактов своей трагедии. Наиболее понятно данную истину демон­стрирует пример жизни Иосифа.

Братья Иосифа поступили с ним постыдным образом, продав его в рабство и сказав отцу, что он погиб. Жена его хозяина обвинила его в том, что он сексуально домо­гался ее, в результате чего он был брошен в тюрьму. Однако к тому времени, как он стал наместником фараона, Бог помог ему одержать победу в происходящем в уме сражении в отношении того, как он воспринимал события своего про­шлого.

Когда голод привел его братьев в Египет, поскольку только там они могли найти пищу, и они встретились с Иосифом, он смог сказать им: «Подой­дите ко мне». Когда они это сделали, он сказал: «Я — Иосиф, брат ваш, которого вы продали в Египет; но теперь не пе­чальтесь и не жалейте о том, что вы продали меня сюда, потому что Бог по­слал меня перед вами для сохранения вашей жизни» (Быт. 45:4, 5).

Заметьте, Иосиф не забыл тот факт, что братья продали его в Египет. Однако в своем разуме и духе он одержал победу в битве за здравое объяснение данной части своей истории — здравую теодицию. Данная версия происшедшего по­зволила ему быть в мире с самим собой и примириться со своими братьями.

Те люди, которые меня хорошо зна­ют, знают, что мое рождение стало при­чиной смерти моей матери. Я никак не могу изменить этот факт. До тех пор, пока я не открыл свою жизнь для Хри­ста, я думал о себе как об убийце своей матери. Ведь именно мое рождение убило ее. Однажды у ее могилы я обра­тил внимание, что ей было всего лишь 19 лет, когда она умерла. Я сказал себе: «В таком возрасте слишком рано уми­рать». И тогда Господь проговорил к моему сердцу: «Это так, не только Ии­сус умер за тебя, но и твоя мать умерла за тебя. Как же драгоценна должна быть твоя жизнь! Обязательно сделай ее стоящей для чего-нибудь».

Я больше не думаю о себе как об убий­це своей матери. В моем понимании ее смерть добавила ценности моей жизни. С того дня, как я стоял у ее могилы, ее жертва побуждает меня пытаться при­внести какую-нибудь перемену в жизнь людей.

ПОСЛЕДЕЙСТВИЕ

Данная стадия процесса восстановле­ния демонстрирует то, как мы в конечном итоге поглотили кризис. По прошествии недель и месяцев нашего сложного пути от шока к переживанию сильных эмоций и далее к поиску мы успокаиваемся на какой-то версии истории, с которой мы предпочитаем жить.

О том способе, который мы осознан­но избираем, чтобы справляться с траге­диями жизни, говорит наше поведение. Он запечатлен в нашем выражении лица. Люди, живущие с нами, могут сказать, избрали ли мы искупительный образ принятия трагедий жизни или же де­структивный. Они могут сказать, нашли ли мы исцеление и мир для ран, нанесен­ных нашим прошлым, или же мы по- прежнему стонем от боли.

Напоминайте людям, ищущим вашей помощи, что жизни без боли нет. Мы входим в этот мир через болезненный процесс. И в период от рождения до смерти каждый из нас испытывается в горниле жизни. Вот почему Петр дает следующее наставление: «Возлюбленные! огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного, но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его воз­радуетесь и восторжествуете (1-е Пет. 4:12, 13).

clip_image002

Ричард Доббинс, доктор философии, основатель миссии «Восстановление», в настоящее время руководит Институтом служения Ричарда Доббинса в Неаполе, штат Флорида, который он основал в 2007 году. Посетите его веб-сайт: www.drdobbins.com.

ISSN 0201-4793

© General Council of the Assemblies of God, USA © Лайф Паблишере

Share

НУЖНЫ ЛИ ДЕМОНСТРАЦИИ?

Просматривая архив журнала Вера и жизнь, я наткнулся на заметку, автор которой не указан, учитывая время, в которое выпускался журнал. Но тема настолько насущная, что как-будто сегодня написано. Да, действительно, “нет ничего нового под солнцем”.

Владимир Степанцов

 

«Вера и жизнь», 3/1976

 

BD0764~1

 

Этот вопрос волнует сегодня многих христиан, особенно на Западе. Не должны ли мы, верующие, выйти на улицы? Не навлекаем ли мы на себя вину нашим молчанием? Мы могли бы демонстрациями и листовками напомнить миру о заключенных христианах в коммунистических странах. Почему бы это не делать?

На все эти вопросы дал ответ председатель Миссии «Свет на Востоке» пастор Винрих Шефбух в статье, напечатанной в журнале «да придет Царствие Твое», издающемся на немецком языке. Приводим из этой статьи некоторые основные положения.

«Мы не сомневаемся в том, что думающие, что христиане должны организовывать демонстрации, имеют чистые мотивы. Но все же, многие христиане не могут демонстрировать, ибо это было бы против их совести. Но причем здесь совесть? Я постараюсь это объяснить.

Демонстрации стали сегодня модой. Повсеместно демонстрируют, протестуют, агитируют. Так подготовляются и осуществляются политические перевороты. Политические группы по разному добиваются своих целей: в то время как одни мирно демонстрируют, другие применяют насилие, похищают заложников, терроризируют.

Должны ли мы, христиане, прибегать к таким методам как мирные демонстрации? Должны ли мы учиться у людей мира сего? Многие знатоки Сов. Союза заверяют, что давлением на общественное мнение можно добиться свободы для христиан.

Разве это не веский аргумент в защиту демонстрации? Может быть кое-кого этом аргумент и удовлетворит, но меня он не удовлетворяет.

В мире принято несправедливость называть своим именем. В конце концов, против зла надо бороться. На Западе проповедники порицают социальную несправедливость, голод, войны.

Международный христианский Конгресс в гор. Лозанна, Швейцария, в своем обращении к христианам мира записал следующее: «Мы не должны бояться клеймить позором зло и несправедливость, где бы то ни было». И далее: «Это соответствует проповеди Евангелия, ибо Благая Весть о спасении включает и весть о суде над притеснением и дискриминацией».

Эту 5-ю статью Лозаннского обязательства комментирует Клаус Бокмюль в книге «Евангельская социальная этика» следующим образом: «Формулировка пятой статьи может казаться современной, но не библейской. Выражение «клеймить позором» означает общественно порицать, выставлять на позор. Это делается всегда перед третьим лицом».

Бокмюль напоминает, что в конце строго обличающих речей пророков, возвещавших суд Божий, было воззвание обратиться к Богу, воззвание к покаянию. Обещалось даже благословение Божие там, где виновный смирялся перед Господом. Пророки желали изменить сердца правителей, но они не искали низвержения с престола правителей. Бокмюль указывает на Иоанна Крестителя, который жестокое правление Ирода не ставит под сомнение, но рассматривает его в свете Писания и указал только на грех правителя.

Что нам желать?

Мы не должны забывать, что церковь Христа в коммунистических странах идет этим библейским путем. Христиане не требуют низложения правительства. Они не подвизаются за какую-то новую форму правления. Они хотят одно: засвидетельствовать об Иисусе Христе своим гонителям. Даже на судебных процессах они говорят о Боге, хотя это и вызывает у их гонителей презренный смех.

Из многих судебных процессов, достигших нас, мы видим, что подсудимые не борются в первую очередь за свое освобождение, но за обращение судей к Богу…

Осужденные не ожидают от нас, чтобы мы их выкупили, или чтобы мы добивались для них свободы демонстрациями. Они просят наших молитв и ожидают нашей стойкости в подвизании на ниве Божией.

Должны ли мы молчать? Не об этом речь. Мученичество всегда было исповеданием веры. Об этом и мы должны говорить и говорить громко. но общественное мнение с его двусмысленной моралью никогда не может быть убежищем для христиан. Молитва — несравненно большая сила!»

Share

Бывшая лесбиянка: «Как я презирала христиан, а потом вдруг стала одной из них»

20140119-000202.jpg
Розария Шэмпейн Баттерфилд

Как преподаватель, придерживающийся левых взглядов человек и лесбиянка, я презирала христиан. А потом каким-то образом стала одной из них.

Слово «Иисус» слоновым бивнем вонзилось мне в горло, и как я ни старалась, я не могла от него освободиться. Тех, кто проповедовал это имя, я жалела и ненавидела. За годы преподавания в университете я устала от студентов, полагавших, что, «зная Иисуса», можно не знать почти ничего другого. Христиане были и самыми плохими лекторами, никогда не упускающими возможности вставить в разговор цитату из Библии. Они пользовались этими цитатами как знаками препинания: чтобы закончить мысль, а не развить её.

Глупо. Бессмысленно. Опасно. Вот что я думала о христианах и их боге Иисусе, который на картинках выглядел так же мощно, как первый американский шампунь на рекламе. Я преподавала английский язык и феминистские исследования, была практически принята в штат, будучи радикалом, и меня беспокоили вопросы нравственности, справедливости и сострадании.

Ярая сторонница идей Фрейда, Гегеля, Маркса и Дарвина, я старалась поддерживать ущемлённых в правах. Я ценила мораль. И, возможно, смирилась бы с Иисусом и со сборищем его воителей, если бы не другие культурные силы, укрепляющие христианское право.

После саркастического замечания Пэта Робертсона на Национальном съезде Республиканской партии США 1992 года моё терпение лопнуло. «Феминизм, — съязвил он, — учит женщин бросать мужей, убивать своих детей, заниматься чёрной магией, разрушать капитализм и становиться лесбиянками». Да уж. Витавшая в воздухе смесь христианского вероучения с политикой республиканцев требовала внимания.

Официально утвердившись в постоянном штате, я развила естественную для лесбиянки-леворадикала деятельность. Моя жизнь была счастливой, осмысленной и полной. Меня и мою партнёршу объединяли многие жизненно важные интересы: борьба со СПИДом, здоровье и грамотность детей, сохранение золотистого ретривера, а также наша унитарная универсалистская церковь, не говоря уже о многом другом.

Даже если поверить страшным историям, которые распространяли Робертсон и ему подобные, нельзя было не согласиться, что мы с партнёршей были хорошими гражданами и милосердными людьми. В ЛГБТ-сообществе ценят радушие и проявляют его умело, самозабвенно и во всём.

Я взялась за изучение движения «новых правых» и его политики ненависти по отношению к гомосексуалистам вроде меня. Для этого мне нужно было читать ту самую книгу, которая, с моей точки зрения, стольких людей сбила с пути, — Библию. Пока я искала какого-нибудь учёного-библеиста, который помог бы мне в моём исследовании, я повела свою первую атаку на несвятую троицу в лице Иисуса, республиканской политики и патриархального общества и опубликовала в местной газете статью о «Хранителях обещания». Это было в 1997 году.

Статья вызвала множество откликов — такое множество, что по обеим сторонам своего письменного стола я поставила две коробки из-под ксероксов: одну для ругательных писем, другую — для хвалебных. Но одно из писем не вписалось в эту классификацию. Он было от пастора сиракьюсской реформатской пресвитерианской церкви. Это любезное письмо было полно вопросов.

Кен Смит предлагал мне задуматься над вопросами, которые меня восхитили: как вы пришли к своим выводам? Откуда вы знаете, что вы правы? Верите ли вы в Бога? Кен не спорил с моей статьёй; он скорее просил меня обосновать предпосылки, лежащие в её основе. Я не знала, как ответить на это письмо, и просто выбросила его.

Позже в тот же день я выудила его из мусорной корзины и положила обратно на стол, где оно неделю смотрело на меня. В моём мировоззрении была пробита брешь, и это требовало ответа. В постмодернистском духе я исходила из мировоззрения исторического материализма, но христианство — мировоззрение божественное. Кен, сам того не подозревая, своим письмом нарушил целостность моего исследовательского проекта.

Дружба с врагом

С письма Кена началось моё, язычницы, обращение к церкви. Длилось оно два года. До этого я видела библейские стихи на плакатах во время гей-парадов. Было ясно как день: христиане, насмехавшиеся надо мной в день гей-прайда, от души радовались, что я и все, кого я люблю, отправятся в ад. Кен вёл себя иначе. Он не насмехался. Он вдохновлял. Поэтому, когда в другом письме он пригласил меня вместе поужинать, я согласилась. Я думала, что это, безусловно, пригодится для моего исследования.

Произошло другое. Кен и его жена Флой стали моими друзьями. Они вошли в мой мир. Они познакомились с моими друзьями. Мы обменивались книгами. Мы открыто обсуждали сексуальность и политику. Они не вели себя так, будто брезгуют подобными разговорами. Они не относились ко мне, как к «чистой доске». Когда мы вместе сидели за столом, Кен молился так, как раньше я никогда не слышала. Его молитвы были глубоко личными. Беззащитными. Он каялся в своём грехе у меня на глазах. Он благодарил Бога за всё. Бог Кена был праведен и строг, но полон милосердия. И, поскольку Кен и Флой не звали меня в церковь, я не боялась этой дружбы.

Я стала читать Библию. Я поглощала её с аппетитом обжоры. За тот год я прочла её много раз во множестве переводов. Во время ужина моя подруга-транссексуалка Джей припёрла меня к стене. Она накрыла мою руку своей большой ладонью. «Это чтение Библии меняет тебя, Розария», — предостерегла она.

С дрожью в голосе я прошептала: «Джей, а что, если это правда? Что, если Иисус — действительно настоящий воскресший Бог? Что, если мы все в беде?»

Джей глубоко вздохнула. «Розария, — сказала она, — я пятнадцать лет была пресвитерианским священником. Я молилась, чтобы Бог исцелил меня, но он этого не сделал. Если хочешь, я буду молиться за тебя».

Я продолжала читать Библию, постоянно борясь с её духом. Но Библия оказалась сильнее моего «я». Она переполнила мой мир. Я боролась с ней изо всех сил. Затем в одной воскресное утро я поднялась с постели своей лесбийской любовницы и час спустя уже сидела на скамье в сиракьюсской реформатской пресвитерианской церкви. Моя короткая стрижка бросалась в глаза, но я напомнила себе, что пришла встретиться с Богом, а не приспосабливаться к окружению. Я внезапно представила себя и всех, кого люблю, страдающими в аду, и меня парализовала боль.

Я боролась со всем, что со мной происходило.

Я не хотела этого.

Я не просила этого.

Я поняла, чего мне это будет стоить, и мне это не понравилось.

Но обетования Божии вошли в мой мир, словно волны. В один из дней Господних Кен прочёл проповедь на стих из Евангелия от Иоанна: «Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении» (7:17; Новая Библия короля Иакова). Эти слова показали мне болото, в котором я увязла. Я привыкла думать. Мне платили за то, чтобы я читала книги и писала о них. Я считала, что так во всех жизненных ситуациях: сначала — понимание, затем — послушание. И хотела, чтобы Бог доказал понятными мне доводами, почему гомосексуальность — грех. Я хотела судить, а не быть судимой.

Но этот стих обещал понимание после послушания. Я билась над вопросом: действительно ли я хочу смотреть на гомосексуальность с точки зрения Бога, или мне просто хочется поспорить с ним? В ту ночь я молилась, чтобы Бог дал мне желание повиноваться, прежде чем придёт понимание. Я молилась долго, до наступления дня.

Когда я посмотрела в зеркало, я увидела прежнюю себя. Но когда я заглянула в своё сердце сквозь строки Библии, я спросила себя: действительно ли я лесбиянка, или всё это — ложная самоидентификация? Если Иисус смог расколоть мир, разделить душу и дух, составы и мозги (Евр. 4:12), может ли он сделать так, чтобы победила моя подлинная идентичность? Кто я? Какой меня сделает Бог?

Затем, в обычный день, я пришла к Иисусу открытой и беззащитной. В этой войне мировоззрений участвовал Кен. В ней участвовала Флой. Церковь, годами молившаяся за меня. Иисус торжествовал. А я была скомкана и растерянна. Обращение было крушением поезда. Я не хотела потерять всё, что люблю. Но голос Бога жизнерадостно пел о любви на обломках моего мира.

Я слабо надеялась, что, раз Иисус смог победить смерть, он может скрепить мой мир. Я принимала, сначала неуверенно, потом с жадностью, утешение Святого Духа. Я обрела покой сначала в себе, затем — среди людей, а теперь — в убежище семейных уз, где один зовёт меня «женой» и многие — «мамой».

Я не забыла, что Иисус пролил свою кровь за эту жизнь.

Но моя прежняя жизнь затаилась в уголках моего сердца как нож.

Розария Шэмпейн Баттерфилд

Перевод с английского Татьяны Пирусской

Розария Шэмпейн Баттерфилд — автор книги «Сокровенные мысли внезапно обращённой» (Crown & Covenant). Она живёт с семьёй в Дареме (Северная Каролина), где её муж служит пастором реформатской пресвитерианской церкви Дарема.

20140119-001420.jpg

Share

Как я вырос с двумя мамами, или Против власти тьмы

20130831-105341.jpg
Роберт Оскар Лопес

Американский публицист Роберт Оскар Лопес рассказывает о том, как воспитывался в гомосексуальной «семье», и почему считает нормальную семью самым важным, что он может дать собственному ребёнку.

На днях один священник сказал мне такую вещь, которую всего лишь год назад я бы вовсе не принял всерьез. А именно: «Вы ведете борьбу против власти тьмы». — Говорил он это о моем участии в движении за право ребенка расти в семье с отцом и матерью.

Всю жизнь я остерегался любых предрассудков. Детские годы прошли в римо-католичестве в форме «теологии освобождения», которую исповедовала моя мать-лесбианка и проповедовали мятежные священники, участники вооруженной борьбы в Центральной Америке. Двенадцать лет в школе на севере штата Нью-Йорк, несмотря на окружавший нас расизм, открыли мне подлинное многообразие культур. Потом я поступил в один из лучших либеральных колледжей Америки, как раз на следующий год после выхода книги Эллана Блума «The Closing of the American Mind» («Как закрепостили мысль в Америке»). В то время лишь кое-кто из стариков понимал, что логическим итогом раскрепощения мысли станет нравственная слепота.

И не надо пояснять, что всю жизнь, вплоть до прошлого года, у меня по существу не было повода рассуждать о добре и зле.

Год назад, однако же, в журнале «Public Discourse» я дал беспристрастную оценку общественного движения в защиту лесбиянства, педерастии, бисексуализма и трансвестицизма (LGBT). Мало кто лучше меня знаком с этим движением и его проблемами: с младенчества я воспитывался лесбиянками, и сам ощутил себя бисексуальным в тот самый год, когда умерла моя мать.

Моя статья в «Public Discourse» от 6 августа 2012 года под названием «Как я вырос с двумя мамами» не имела ничего общего с религиозным осуждением гомосексуализма. Напротив, это было честное свидетельство ребенка о своей жизни среди разваливающихся либеральных утопий. И при всей любви к матери я не мог отрицать, что ее уход от отца и сожительство с женщиной на протяжении почти всего моего детства причинили мне глубокие, незаживающие раны.

Идеологам гомосексуализма было нелегко меня опровергнуть: им ничего не оставалось, как изрыгать пустые оскорбления в мой адрес. Я написал правду, так что копаться в моем прошлом было без толку. У меня не было секретов в личной жизни, так что им не удавалось «выдать» меня и разрушить мою репутацию, как других своих противников. И хотя я грешил не меньше других, обвинить меня в лицемерии было невозможно: уроки, которые я вынес из своего горького детства, я применил на практике.

Когда я узнал, что буду отцом, я решил, что никогда не подвергну ребенка тому, что сам испытал ребенком. Я не повторю ошибку отца, оставившего меня во младенчестве. Я не повторю ошибку матери, втянувшую меня в гомосексуальный переплет, в котором я оказался беззащитным от жестокого мира после ее смерти.

Я знаю, что такое мать-лесбиянка, что такое развод родителей, что такое сиротство. Также знаю, каково родителям-гомосексуалистам. И знаю, что нет оправданий тем, кто лишает ребенка отца или матери ради модного мероприятия под названием «однополые родители», а попросту говоря — использует ребенка в собственных интересах.

Я создал семью с матерью моей дочки, чтобы вместе растить ее, потому что лучше других знаю: это самое важное, что я могу для нее сделать. Миллионы лет эволюции — не говоря о тысячах лет цивилизации — создали для ребенка среду воспитания под опекой мужчины и женщины во взаимном служении и сексуальном союзе. И я отдавал себе отчет в том, что поставить семью выше гомосексуальной политики — далеко не только наше личное дело.

Этот нравственный императив я был обязан донести до окружающих — именно потому, что гомосексуальное лобби требует от людей ровно противоположного: приоритета сексуальной идеологии над долгом любви к своим детям, каково бы ни было их происхождение.

Последующий год стал для меня непрерывной цепью ударов. Когда выгнать меня с работы, вопреки всем усилиям, не удалось, гомосексуалисты вписали меня в особый список «журналистской ответственности» вместе с прочими своими противниками и тем самым перекрыли мне доступ на страницы массовых газет и журналов. Зато меня втянул водоворот судебных и политических баталий: решения Верховного Суда об отмене Акта о Защите Семьи и допущении однополых «браков» в Калифорнии, однополые «браки» в Миннесоте, во Франции и в Англии, запрет Российской Думы на усыновление гомосексуалистами. Двадцать лет потратил я на карьеру писателя, а в результате прославился как скандальный персонаж в стиле Джерри Спрингера.

Искали среди моих студентов, родственников и коллег, кто бы сказал про меня какую-нибудь гадость. Выкопали мой давным-давно написанный роман и растоптали ногами, назвав меня самым плохим писателем всех времен и народов. Травили наш лагерь в Париже слезоточивым газом, рвались в атаку на нас через полицейский кордон в Брюсселе и обозвали «гадостью» в Миннесоте. Писали жалобы, заявляли протесты, закидывали злобой и грязью сверх всякой меры и воображения.

Ни один либерал не защитил меня. А христиане защитили.

Когда я влез в политику, грешник и невежда, то первое время опасался, что меня отождествят с верующими. Мне представлялось, что если не говорить о Боге (и не думать о Нем, соответственно), то безрелигиозный либеральный мир услышит меня и озаботится соблюдением прав самых слабых и уязвимых — детей… Когда во Франции поднялось движение за права детей, до миллиона демонстрантов на улицах Парижа, я шел вместе с его лидерами, добиваясь прав ребенка на отца и мать — в противовес требованиям гомосексуалистов предоставить им детей в собственность.

Лидеры французского движения в защиту семьи «Manif pour Tous» («Демонстрация для всех») добились того, что религиозные символы исчезли из виду: подобно мне, связь с христианством представлялась им слабым местом. Такая атеистическая самоцензура и привела к поражению. Социалистическое правительство президента Франсуа Олланда, не обратив внимания на протесты, узаконило усыновление гомосексуалистами и, вопреки прежним гарантиям, запустило проект по снабжению лесбиянок консервированной спермой. Теперь на очереди суррогатное материнство для педерастов за государственный счет.

Мое нежелание показаться верующим, вспомнить Бога, увидеть реальное зло за активностью наших противников было следствием не силы рассудка, а слабости воли. Дабы сражаться с врагом, надо знать его в лицо, знать этого древнего змия, о котором сказано в Писании. Слова Екклезиаста, что нет ничего нового под солнцем, обращены к нам с вами: мы обязаны их помнить.

Похожий смысл для нас заключен в вопросе Бога к измученному Иову: «Разве мышца твоя на Господа, или гласом на Него возгремиши?» Да, наши враги сильнее нас, но не сильней Его. И лишь если мы призовем Его, то сможем удержать Америку на краю пропасти, куда тащит ее Обама со своими либералами.

Глядя, как «однополые родители» пожирают страну за страной, я понял, что тот священник был прав. Екклезиаст давно предвидел это, и Божие слово Иову сегодня столь же верно, как и прежде. Мы ведем борьбу против власти тьмы.

Политический гомосексуализм будет нашим врагом до тех пор, пока мы не откажемся от главного, что дал нам Христос. Он заповедал нам жить не по прихотям и похотям этого мира, а по Его закону любви. Бог отдал Своего Сына на Крест, чтобы мы могли стать свободными от рабства греху. — И никакими средствами не совместить этого с претензией гомосексуалистов на самоопределение по физиологическим отправлениям тела и на личное бессмертие путем покупки детей. Примирение с идеологией гомосексуализма — это предательство Бога, самоосуждение на вечность вне Его любви.

«Ненависть, обращенная против вас, — сказал мне тот священник, — это боль. Люди кричат от боли, они страдают под властью тьмы».

Возможна ли правая сила без Бога? Без различения добра и зла? Без отваги, чтобы обнаружить зло и вести с ним бой?.. За себя я ответил на эти вопросы, но, думается мне, каждый должен ответить за себя сам.

Роберт Оскар Лопес

Опубликовано в American Thinker

Перевод с английского иеромонаха Макария (Маркиша). Православие и мир

Share

ЗАПАДНЫЙ МИР – УВЯДАЮЩИЙ ЦВЕТОК В БЕЗВОДНОЙ ПУСТЫНЕ

20130725-194513.jpg

Двадцатый век был обозначен агрессивной идеологической борьбой между двумя основными экономическими структурами управления обществом – капиталистической и социалистической. К концу века, в атмосфере глобализации, все основные политические партии удовлетворились капитализмом и идеей свободного рынка, и быстро перешли к дискуссии в сфере этики и культуры, которые начали разделять Западное общество. Двадцать первый век начался с противостояния между культурами и пылкой полемики между либеральным и консервативным взглядами на жизнь.

Кажется, что в такой идеологически насыщенной атмосфере, Церковь, вооружённая силой Евангелия, должна быть “как рыба в воде” – блистать одухотворёнными аргументами, спасать души, расти в авторитете, вдохновлять и влиять на общество.

Но не тут то было!

Основные носители современной Западно-Европейской культуры – парламенты, правительства, судебные власти, университеты, СМИ и индустрия развлечений – оккупированы и управляются либеральной элитой, которая движима атеистическим миропониманием и этикой мирского гуманизма. И поэтому, суть их подхода к жизни и практическим решениям сводится к ограниченному восприятию, что человеческое благосостояние в этом мире является конечной целью всякой мысли и действия.

Эта элита, которая выросла в духе сексуальной революции 60-х годов, в духе безмозглого сопротивления всему святому, сегодня стоит у руля власти. Неудивительно, что она относится с энтузиазмом к сексуальной вседозволенности, невозмутимым разводам, свободному сожительству, абортам, гомосексуализму, легализации наркотиков, эвтаназии, вмешательству государства в жизнь и семью, высоким налогам (для поддержания того же государства) и также поощряет моральную относительность и политическую корректность, для того, что-бы сохранить и продвинуть эти «ценности». Для данной элиты, государство – это спаситель и орудие стремления к благосостоянию и “исцелению” человечества. Не удивительно, что под своим новоиспечённым полит-корректным лозунгом “толерантности”, они с удовольствием готовы использовать государственные рычаги для дискриминации тех, кто стоит на стороне социально-консервативной позиции жизни.

И самое страшное, что эти факторы проникают в Церковь и маскируются под христианские ценности! Они туманят умы христиан, растворяют уникальность Евангелия и тем самым умаляют его силу.

Консервативная философия, которая в Западной Европе, и особенно в Британии, была сформирована христианским миропониманием, признаёт, что Бог существует, что вселенная имеет смысл и что мы все имеем назначение, значимость и ответственность именно потому, что Бог существует. Как результат, она дорожит и возвышает чистую совесть, сексуальную чистоту, супружескую верность, лояльность к семье и стране, святость и неприкосновенность человеческой жизни, уважение к властям, подотчётность старшим, целостность личности, простоту и жертвенное служение, самоконтроль и трудолюбие, даяния на благотворительность и защиту слабого. Эти ценности имеют свой корень в Библии и основаны на вечном основании, которому имя – Христос.

Современные Западные политики не могут связать эти ценности с Библией, и тем более с личностью Христа, потому, что они воспринимают христианство исключительно в рамках его влияния на историю, архитектуру, язык, парламентскую демократию и юридическую систему – особенно когда идёт речь о Британской структуре администрации общества. Они видят христианство, и конкретно христианскую этику, в крайне смутных тонах и поэтому отталкивают его в сторону как неуместный фактор для принятия решений. Они воспринимают христианство как структуру здания, в котором уже давно нет импульса жизни.

В Британии, Англиканская Церковь является де-юре и де-факто официальной церковью государства. Королева, как одновременно глава Церкви и глава государства, даёт присягу, которая непосредственно основана на Библии и имеет не двузначный смысл:

Присяга при Коронации (2 Июня 1953)

Архиепископ Англиканской Церкви (к Королеве):

Будешь ли ты, во всём твоём усилии, поддерживать законы Бога и проповедование Его Евангелия? Будешь ли ты, во всём твоём усилии, поддерживать в Объединённом Королевстве Протестантскую Реформистскую Веру установленную законом? Поддержишь ли ты и сохранишь ли в целостности установления Англиканской Церкви, доктрины, поклонения, дисциплины и правительства, как установлено законом Англии? Сохранишь ли ты Священников Англии, и Церкви посвящённые этому, все права и привилегии, как по закону к любому из них относится?

Королева:

Всё это я обещаю сделать. Всё что я пообещала, я сделаю и сохраню. Итак, помоги мне Бог.

По каноническому закону и традиции Британской власти, Королева, как Глава Церкви, подотчётна только Богу через Христа – подотчётна лично и конституционно. Она даст личный отчёт Богу за каждый человеческий закон, на который она дала своё согласие (Royal Assent) и под которым поставила свою подпись. И поэтому при современном анти-Божьем либеральном ходе мыслей правительства, позиция Королевы становится всё более и более шаткой и невыносимой. Это становится нестерпимым бременем для Королевы, так её же собственное правительство вынуждает её подписать анти-христианские законы и тем самым нарушить свою клятву после 60-ти лет длительного безупречного правления.

И в этой печальной участи Королевы Британии виден трагизм и болезнь современного Западного мира – сочетание поверхностного христианства и внутренней пустоты!

Самая глубинная и разлагающая болезнь общества – это умаление авторитета Бога и последующий кризис веры. Это потеря настоящей христианской веры и её ценностей, которые, как живая вода, имеют прямое влияние на человека и, через него, на структуры общества. Это потеря живой и любящей связи с Творцом самой жизни. И поэтому, Западное общество подобно умирающему в безводной пустыне цветку, лепестки которого постепенно теряют последние импульсы жизни.

“… ибо без Меня не можете делать ничего” (Иоанна 15:5)

Автор: Алекс Спак

20130725-194611.jpg

Share

C МЯТЕЖНИКАМИ НЕ СООБЩАЙСЯ


Автор: Денис Малютин вкл. . Опубликовано в Блог Дениса Малютина

20130725-172757.jpg

Христианам нужно быть очень внимательными и осторожными, особенно по отношению к тем людям, которые идут на поводу низменных желаний своей натуры и презирают власть. Такие люди дерзки, надменны, они даже не боятся злословить начальства и высшие власти. ПОСЛУШАЙТЕ! Даже ангелы, которые намного сильнее их и наделены гораздо большей властью чем они, не обвиняют власть с оскорблениями перед Господом.

Апостол Пётр говорил, что эти люди — как бессловесные животные, движимые лишь инстинктом и рожденные на убой. Они хулят то, чего сами не понимают. Они и погибнут, как животные. За все зло, которое они причинили другим, они получат возмездие. Их удовольствие в том, чтобы проводить дни в пирах и пиарах. Они обманывают некрепкие души, и их мысли только о наживе и личной выгоде. Они идут не по прямому пути Христа, но идут по пути Валаама, сына Восора, который любил плату за неправду и был обличен в своем беззаконии бессловесной ослицей. 

Перед распятием Пилат спрасил у Иисуса: — «Откуда Ты? Но Иисус не дал ему ответа. Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что Я ИМЕЮ ВЛАСТЬ распять Тебя и власть имею отпустить Тебя?» Иисус отвечал: — «Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было ДАНО ТЕБЕ СВЫШЕ…»

Даже Христос признавал власть, которую имел Пилат, как власть данную Богом!

А те люди говорят громкие, но пустые слова, играя на человеческих слабостях и желаниях, они снова завлекают к себе тех, кто только-только начинает освобождаться от живущих в заблуждении. Они обещают людям свободу, хотя сами они рабы. Ведь человек — раб того, чем он порабощен… 

Ирод взял Иоанна Крестителя и заключил его в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что тот женился на ней. А Иоанн обличал его, и говорил Ироду правду, что не должно ему иметь жену брата своего. Ироду это не понравилось, и Иоанн поплатился потом за правду эту головой! НО Иоанн никого к бунту и к мятежу не призывал, оскорбленя в адрес Ирода не выкрикивал. Его проповедь на Иордане тому подтверждение…

Христос был вне политики, Его двигали к этому, но Он уходил говоря, что: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда…»

Христиане и христианство, должны другим заниматься: любить, прощать, терпеть, совершать дело благовестника и дела милосердия, гонений за веру не чуждаться, молиться за всех человеков и начальствующих, вести жизнь тихую и безмятежную… и т.д. Апостолы не занимались политикой, не выясняли кто царь, и что это за власть такая… Когда их били, сажали в тюрьмы за Слово Божье они радовались, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие. И всякий день в храме и по домам не переставали учить и благовествовать об Иисусе… Этого у них никто не мог отнять, никакая власть. Здесь они были Богу послушны более человекам! НО они не ходили на митинги направленные против власти, а если и ходили, то с одной целью, чтобы достичь там Евангелием людей. Они жили небом, а не землёй… они знали, что в последнии дни наступят времена тяжкие, и что многие охладеют в вере… Они верели, любили, прощали и терпели… 

Итак будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро, — ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей, —  как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии. Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите!!!

ДРУЗЬЯ, АПОСТОЛ ПАВЕЛ ПИСАЛ К ТИТУ: «Напоминай им повиноваться и покоряться начальству и властям, быть готовыми на всякое доброе дело, никого не злословить, быть не сварливыми, но тихими, и оказывать всякую кротость ко всем человекам. Ибо и мы были некогда несмысленны, непокорны, заблуждшие, были рабы похотей и различных удовольствий, жили в злобе и зависти, были гнусны, ненавидели друг друга. Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога, Он спас нас по Своей милости…» (Тит.3:1-5) 

P.S. Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет. (Дан.4:22). Не негодуй на злодеев и не завидуй нечестивым, потому что злой не имеет будущности, — светильник нечестивых угаснет. Бойся, сын мой, Господа и царя; с мятежниками не сообщайся, потому что внезапно придет погибель от них, и беду от них обоих кто предузнает? (Прит.24:19-22)

Share

Владимир Солодовников. Солнце над Амуром

20130719-173950.jpg

СОЛНЦЕ НА АМУРОМ

Книга «Солнце над Амуром» посвящена мало известной широкому читателю теме – истории Евангельского Движения в городе Комсомольске-на-Амуре.
В контексте взятого современной Россией курса на создание правового государства, развитие толерантного поликультурного и поликонфессионального общества представляется важным рассказать о том, что в наших городах и весях, включая Дальний Восток, живут и самоотверженно трудятся представители самых различных протестантских деноминаций. Они являют собой вполне реальное воплощение идеи жизни, сообразной духовно-нравственным нормам Евангелия.
К сожалению, в силу сложившихся стереотипов, идеологических штампов, банальной неосведомленности мощный ресурс Евангельского Движения до сих пор в полной мере не востребован. Хотя именно это обстоятельство свидетельствует о его перспективности при должном общественном осмыслении. Отчасти данный ресурс нуждается в осмыслении и самими его носителями – для оптимальной интеграции протестантских церквей в процесс модернизации и духовного обновления российской действительности.
Евангельское Движение – составная и неотъемлемая часть 80-летней истории города Комсомольска-на-Амуре. Оно интересно, в том числе, и в чисто в краеведческом аспекте. Хотя бы потому, что это движение было представлено еще в селе Пермском, на основании которого и появился Город Юности.
Евангельские верующие строили и обживали промышленный форпост советского Дальнего Востока наряду с энтузиастами-комсомольцами, прибывавшими сюда со всех концов СССР, вместе с заключенными печально знаменитого Дальлага, а зачастую – именно в лагерных колоннах.
Отсюда, из Комсомольска-на-Амуре, они уходили на фронт в годы Великой Отечественной войны или ковали Победу – в буквальном смысле этого слова – в тылу, на предприятиях города. Вместе со всеми горожанами протестанты самоотверженно трудились в послевоенный период, также как все они пережили «лихие 90-е», а нынче – вносят свой посильный вклад в духовное, культурное и экономическое возрождение России.
Целью настоящей книги является честный, объективный рассказ о жизни и служении евангельских верующих в одном из самых известных городов российского Дальнего Востока. Здесь нет и намека на апологию протестантизма. Скорее всего, сделан шаг к лучшему взаимопониманию верующих и неверующих, христиан и приверженцев других религий, а также христиан разных деноминаций внутри того что есть Церковь Божия.

Читать книгу.

Share
В соц. сетях
Рубрики раздела
Архивы