и … болью

любовь

Во имя Иисуса. Размышления о христианском руководстве

Беда христианства в том, что христианские руководители постоянно поддавались искушению власти — политической, военной, экономической или духовной — хотя выступали от имени Иисуса, Который не держался за Свою божественную власть, но уничижился и уподобился нам. Сильнейшее искушение — понимать власть как удачный способ проповеди Евангелия. Мы постоянно слышим (и сами говорим) о том, что власть — если используется для служения Богу и ближним — благо. Такое понимание лежало в основе крестовых походов, инквизиции, порабощения индейцев, стремления к влиятельному положению, возникновения дворцов епископов, дивных соборов и роскошных семинарий… Всякий раз в момент кризиса в истории церкви, будь то великий раскол XI века, реформация X V I века или беспредельная секуляризация в XX столетии, основная причина разлада, как мы видим, — власть тех, что называют себя последователями избравшего бедность и отказавшегося от власти Иисуса.

Что делает искушение власти столь неодолимым? Быть может, власть предлагает удачную замену любви? Легче быть Богом, нежели любить Бога; легче править людьми, нежели любить их; легче обладать жизнью, нежели любить жизнь. Иисус спрашивает: «Любишь ли ты Меня?» А мы спрашиваем: «Можно нам сесть у Тебя по правую руку и по левую в Царстве Твоем?» С той поры, как змей сказал: «В день, в который вы вкусите плодов этого дерева, откроются глаза ваши, и вы будете как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3:5), для нас остается искушение подменять любовь властью. Иисус пережил это искушение, пройдя путем высшего страдания от пустыни к кресту. Долгая мучительная история Церкви есть история людей, вновь и вновь испытывающих искушение предпочесть власть и руководство любви, кресту и послушанию. Те, кто до конца преодолели это искушение и тем самым подают нам надежду, являются подлинными святыми.

Одно для меня очевидно: искушение власти сильнее, когда нет истинной близости к Богу. Во многих случаях христианскими руководителями являются те, кто не знают, как установить здоровые, близкие отношения с людьми, и предпочитают власть над ними.

Генри Нувен.

Share

Строгая Любовь и обидчивые христиане

Протоиерей Андрей Ткачев

Тот великий диалог, в котором на вопрос Христа «вы за кого почитаете Меня?» Петр ответил: «Ты – Христос, Сын Бога Живого» (Мф. 16:16), был предварен не менее важными словами. Господь спрашивал: «За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?», и ученики отвечали, что одни почитают Его за Иоанна Крестителя, другие – за Илию, а иные – за Иеремию или иного от пророков. На эти упомянутые имена стоит обратить пристальное внимание.

Иоанн Креститель, Илия, Иеремия.

Иоанн Креститель

Все трое были сильны в духе, жестки в слове, гонимы людьми. Что в них напрочь отсутствует, так это дух льстивого ласкательства и человекоугождения. Они не чесали слушателей за ушком и не облизывали их, как кошка-мать – свое потомство, но к ним скорее относится сказанное: «Я поражал через пророков и бил их словами уст Моих» (Ос. 6:5).

«Порождения ехиднины! Кто внушил вам бежать от будущего гнева? Сотворите достойный плод покаяния!» – вот некоторые из слов Иоанновых.

Горе, и стон, и плен, и разрушение Храма проповедовал Иеремия. И он называл людям грехи их, и перечислял их подробно, и отнимал у них суетную надежду, за что душа его была на волосок от смерти во все дни пророческого служения.

Бегал от Иезавели и предрекал ей бесславную смерть и ослиное погребение Илия. Он скрывался, тосковал, просил Бога забрать его душу, посрамлял жрецов Ваала и лично резал их как бессловесные жертвы сотнями при потоке. Все это трудно понять и страшно представить, но это – правда Божия. Ничего сладенького, ничего миленького, ничего мещански-добренького не было заметно в Илии. Равно как и в Иоанне, равно, как и в Иеремии.

Ну что ж, скажут знатоки катехизиса. На то он и Ветхий Завет с его религией страха и авторитета, подчинения и угроз, строгих наказаний и телесных благословений. Да, возлюбленные дети евангельской благодати. Вы, как всегда, отменно правы в области теоретической. Но давайте заметим одну черту, по-видимому, незначительную, но по истине – важную и знаменательную.

Воплотившаяся Любовь, Слово, ставшее плотью, вечная Премудрость Божия спрашивает: «За кого Меня почитают люди?» И ученики, пересказывая народный слух, отвечают, что почитают люди Христа за Иоанна Крестителя, за Илию, за Иеремию. Они не говорят, что людям не с кем сравнить Христа, ибо Он нежен, как кормилица, добр ко всем, как дедушка к внукам, и мягок, как елей. Нет, люди сравнивают Христа с пророками, которые провели жизнь в слезах и борьбе, обличали, грозили, боролись, были не поняты и отвержены, не имели того, что мы называем «личная жизнь», были подобны израненным воинам.

Неужели ошиблись люди? Нет, не ошиблись. Это мы ошиблись, создав для успокоения совести шаблонный образ добренького Иисуса, хотя ни Слово Божие, ни тем более грядущий Суд не дают нам на это права.

Пророк Иеремия

Иоанн, Илия, Иеремия.

Дело не только в том, что Христос, как Иоанн, возвещает покаяние, как Илия, воскрешает мертвых и, как Иеремия, возвещает неминуемые и грозные кары на лукавых грехолюбцев. Дело также и в том, что во Христе есть милость, но нет ласкательства. В Нем есть любовь, и Сам Он – Любовь, но это любовь настоящая, которую мы часто и за любовь-то признать не умеем.

Христос действительно прост и доступен, но в самой простоте непостижим. Он явил Себя, но «никто не знает Сына, кроме Отца» (Мф. 11:27). В Нем нет сентиментальности, слезливости, а любовь Он явил жизнью, делом и Жертвой, а не риторическими упражнениями.

Об этом нужно говорить, чтобы сокрушить очередного идола. Идолы это ведь не мраморные истуканы с идеальными пропорциями, а главным образом ложные мысли и неверные жизненные установки. Христианская любовь – зрячая, крестная и требовательная.

Люди же мнят любовью сентиментальное сюсюканье и всепрощение, рожденные не столько состраданием, сколько безразличием. «Не смейте нас ругать. Христос сказал всех любить», – говорят одни. «Да мы вас и не ругаем. Делайте, что хотите. Только нас не трогайте», – отвечают другие. Это у нас одна из разновидностей любви такая, якобы вычитанная в Евангелии.

Стоит обратить внимание на то, что Христос сравнительно мало говорит о любви. Он говорит о ней как о «новой Заповеди» ближайшим ученикам на тайной Вечери, в атмосфере сгущающейся угрозы и приближающейся искупительной смерти. Он говорит о ней не как о чем-то легком, радостном и естественном, а как о вершине Откровения. Он Сам готов делом через немногое время на Кресте доказать Свое Новое учение молитвой за распинателей и введением в Рай одного из разбойников. При жизни же и служении Он не злоупотребляет словом «любовь».

Он не говорит: «Дорогие мытари и грешники, милые саддукеи и фарисеи! Я вас очень люблю. Ну, просто очень. Любите же и вы всех людей, и будемте жить в мире». Вместо этого Он часто говорит «Горе вам, лицемеры…» Это и есть любовь в действии, поскольку любить не означает расшаркиваться и расплываться в улыбках, а вынимать занозы и перевязывать раны, несмотря на то, что больной морщится.

«Скажите праведнику, что благо ему, ибо он будет вкушать плоды дел своих; а беззаконнику – горе, ибо будет ему возмездие за дела рук его» (Ис. 3:10). Вот – любовь в действии.

Назовите человека собакой, и он страшно обидится или даже полезет драться. А Христос говорит одной из женщин, просящей исцеления для дочери, что надо прежде накормить детей. Не хорошо кормить псов сначала. Это как если бы мы пришли к врачу, а он сказал нам, что лечит только людей, а нас или детей наших, поскольку мы псы, а не люди, он лечить не будет. Это представить невозможно! Да это же уголовное преступление! Но это лишь вольный пересказ одного из евангельских событий, закончившегося исцелением страдающей девочки (См. Мф. 15:21-28).

Да, Христос испытывал веру матери. Да, Он знал все заранее и потом-таки исцелил ее дочь. Но как жестко Он ее испытывал, и как велика была ее вера, и как все это не совпадает с иллюзорными представлениями о сладенькой Иисусовой доброте!

А у нас нет такой великой веры, как у этой женщины, и такой готовности принимать все приключающееся как от руки Божией. Потому мы и остаемся неисцеленными и обиженными. На Бога обиженными.

Он постоянно ведет Себя с нами не так, как мы ожидаем. Вплоть до того, что мы Ему храм воздвигнем, а Он нам скажет, что на месте этом камень на камне не останется. Мы Ему «Господи, Господи, открой нам!», а Он нам: «Отойдите, не знаю вас». В общем, Он Себя с нами ведет, как Господь: непредсказуемо и парадоксально.

Когда нагрешишь и глаза к небу поднять стыдишься, когда буквально сгораешь стыдом, Он приходит, как роса, и прохлаждает душу. А когда разгордишься и возомнишь нечто, Он готов сплести бич от вервий и выгнать тебя из храма вон вместе с продающими и покупающими. Одним словом, Он – Господь. Ему – слава, а нам – страх, сокрушающий внутренних идолов.

Все это сильно касается священников. Нормальному человеку хочется жить со всеми в мире и людям угождать. Хочется всем улыбаться, как парикмахер – подстриженному клиенту или продавец – покупателю. Хочется быть культурным и ласково безразличным и получать в ответ микродозы культурной вежливости, но так, чтобы в душу никто не залазил. Но священнику это «простое счастье» заказано под угрозой превращения в лжепророка.

Пророк Илия

Раз ты должен проповедовать слово Христово, то и ты хотя бы по временам должен вспоминать об Илии, Иоанне Крестителе и Иеремии. Не говорю – быть похожим, но говорю – хотя бы вспоминать. Эти трое сказок не рассказывали, и по мере приближения бед возвышали голос грозный и отрезвляющий. Их могли считать бесноватыми и неистовыми. Они могли казаться врагами народных святынь. Благо, не было в их дни такого идола, как толерантность или такой бумажки, как Декларация прав человека. Если бы эти вещи существовали в их дни, жизнь пророков была бы еще более тягостна.

Священнику все это должно быть понятно более, чем кому-то другому. От него ждут, что он будет добрым доктором Айболитом; он же, между тем, призван быть Иеремией; а на деле он – просто человек, которому поручено невыносимо ответственное служение, и которое он проходит то в страхе, то в изнеможении, то в недоумении.

Священник не обязан хвалить людей. Он не обязан и ругать людей. Он обязан молиться за людей, учить их правому пути и усиливаться любить их, что есть само по себе дело почти невозможное и без благодати Божией просто не существующее в природе. Если Бог даст священнику любовь, то тогда сама любовь научит всему, сама укажет время для того чтобы обнять и время для того, чтобы уклониться от объятий; время нанести рану и время рану уврачевать (См. Еккл гл. 1).

А люди (все люди, включая священников) между тем, по слову Павла, неумолимо движутся к тому, чтобы до конца стать «самолюбивыми, сребролюбивыми, гордыми, надменными, злоречивыми… более сластолюбивыми, нежели боголюбивыми, имеющими вид благочестия, силы же его отрекшимися» (2 Тим. 3:2-5).

Здравого учения они «принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху» (2 Тим. 4:3). И всякий священник должен будет жить среди них, молиться за них, учиться и усиливаться полюбить их, выслушивать от них недоумения, упреки и претензии. Поневоле не раз и не два придется вспоминать одиночество Иоанна в темнице, когда наверху шумело Иродово празднество; и слезы Иеремии на развалинах Святого Города; и горькие слова Илии: «Священников Твоих убили, жертвенники твои разрушили и мою душу ищут».

Иоанн, Иеремия, Илия…

Share

Перестаньте ожидать, что неверующие будут вести себя как христиане


Возникала ли у вас непроизвольная негативная реакция, когда в вашем любимом телевизионном шоу показывалось слишко сексуализированное содержимое?
Чем именно оно вас раздосадовало? В падшем мире – вымышленном в «Ходячем мертвеце» или реальном, в котором мы живем в настоящее время, – мы будем встречаться с людьми, образ жизни которых совершенно отличается от Библейского идеала.

Недавно я беседовал с подростком, которого глубоко задело появление в телесериале «Ходячие мертвецы» героев-геев. Он запричитал: «Как думаешь, тебя напрягают однополые отношения?» Его реакция была коротким проявлением гнева, и почему вообще пастор должен задаваться подобным вопросом?

То, на что я хотел обратить внимание, – на его нездоровое суждение по поводу грехов и его притупление чувств к собственным. Хотя у меня тоже внутренне возникали проблемы с некоторыми эпизодами «Ходячих мертвецов», но они не имеют ничего общего с отображением гомосексуализма. Напротив, изображение в нем человеческой природы и разложения очень близко к действительности и, если быть честным, к состоянию моего сердца.

Великий учитель Иисус комично отобразил спокойное восприятие нами собственных грехов, подчеркивая прегрешения других, говоря о человеке, из глаза которого торчало бревно и который «искренне» предлагает убрать маленькую щепку из глаза другого (Матфея 7:3-5). Почему же включение гомосексуальных героев настолько оскорбительно, тогда как гетеросексуальные грехи для нас не настолько очевидны – убийство или любая другая тема, в конце которой жестокие средства всегда оправдываются целями?

Ниже приводятся три инструмента во взаимоотношениях, о которых необходимо помнить, взаимодействуя с теми, кто придерживается отличных от нас верований:
Ожидайте того, что падшие будут вести себя как падшие

Одна из причин, по которым Иисус обрел влияние среди заблудших Его дней, состояла в том, что Он не реагировал с отвращением на их потерянность (Иоанна 8:7). Наши ожидания совершенно неуместны, когда мы надеемся, что актеры Голливуда будут все как под копирку верны библейской модели поведения и супружества. Это нереально не только потому, что Голливуд – рассадник множества сексуальных грешников, но потому, что человечество в целом состоит из множества сексуально безнравственных людей.

Частично искусство фильмографии нас привлекает тем, что способно запечатлеть и отразить реальную жизнь. Сексуальный грех отображается в фильмах потому, что он существует в повседневной жизни и так как большинство создателей фильмов не пытаются своим искусством почтить Бога.

Все это говорится к тому, чтобы при взаимодействии с неверующими мы не удивлялись, что они будут вести себя… погодите-ка… совершенно не по-христиански. Мы лишаемся возможности и способности быть воспринятыми серьезно, когда реагируем с позиции нравственного превосходства или удивляемся грехам других.

Обвинять и осуждать – работа дьявола. Вместо того чтобы объединяться с ним, мы должны примкнуть к Иисусу в Его поисковой и спасительной миссии по заблудшим душам. Не надо удивляться, когда они ведут себя как потерянные люди.

Но существует и другая причина, по которой Иисус мог производить влияние на общество Своих дней. Он увлекал их за Собой.

Увлекайте их за собой

Мышление «мы против них», которое клеймит и судит всех нехристиан, – это неэффективный способ завоевания друзей и влияния на людей. В лучшем случае вы предстаете неуверенным в себе и глупым, в худшем – вообще выставляете христиан в ужасном свете.

Напротив, Иисус назывался другом грешников (Луки 7:34). Самые суровые Его суждения относились не к сексуально аморальным людям, а к религиозным ханжам (Матфея 23). Им Он говорил: «… и блудницы вперед вас идут в Царство Божие…» (Матфея 21:31).

Он привлекал грешников к взаимоотношениям с Собой и не колебался принимать приглашение отобедать в их домах. Он садился за стол, так как именно там Он имел возможность лучше всего повлиять на них и рассказать им о Своем грядущем Царстве.

Если мы хотим быть подражателями Христа, то должны находить возможность включать и привлекать заблудших людей к взаимоотношениям с нами. Общение только с христианами уподобляет вас больше фарисеям, нежели Иисусу.

Любите их больше, чем это делает мир

Враждебность падшего мира создает идеальную среду, в которой безгрешного человека запросто умертвляют. Однако Царство Иисуса – то, в котором врагов необходимо любить. Любовь – отличительная черта христиан.

Падший мир отличается состраданием людей друг ко другу. Это так же очевидно из газет, как и из войны между Александрией и Спасителями. Попеременно Царство Божье будет ознаменовывать мир. Мы являемся представителями этого Царства.

Мир, который принимает давнишних грешников, – гораздо больше выбивает из колеи, нежели утверждение ненависти, которая уже существует в сердцах грешников. Быть на стороне грешников, входящих в Царство, производит гораздо большее влияние, чем быть против их греха.

В Библии говорится, что «благость Божия ведет тебя к покаянию» (Римлянам 2:4) и что мы должны «побеждать зло добром» (Римлянам 12:21). Эти мысли сообща указывают на то, что христиане – если желают оказывать влияние на неверующий мир, – если желают стать свидетелями искреннего покаяния и поклонения Ему, должны быть примером Божьей благости и доброты.

В конце концов, многие из них войдут в Царство перед нами, потому что последние будут первыми, а первые – последними (Матфея 20:16).

Автор: Шон Нолан
Перевод: emmanuil.tv

Share

Царство Божие внутрь вас есть

Татьяна Бугаец

На днях наша младшая дочь играла он-лайн с одним мальчиком — они вместе строили какой-то дом и просто общались. Я подошла, обняла ее и спросила, не хочет ли она чаю, а когда вышла за дверь, то услышала, как мальчик (Паша) говорит: "а мои родители меня почти никогда не обнимают, разве что когда я получу хорошие оценки. Я конечно стараюсь, но редко получается".. и заплакал. У меня сердце оборвалось..

Так больно стало за детей — ведь они нуждаются в нашей любви точно так же, как цветы нуждаются в солнце, и им не надо много — просто обнять их хотя бы один раз в день и сказать, что мы их любим — не за оценки, и не за хорошее поведение, а просто потому, что они наши дети. Я постоянно это делаю, и муж тоже научился, слава Богу. Мы ведь не понимаем, что можно вышколить ребенка, чтобы у него в табеле были хорошие оценки, но та дыра внутри их сердца, которая не была заполнена родительской любовью, обязательно будет заполнена чем-то другим, и как правило, не очень хорошим.

Господь сказал: "Ищите же прежде Царства Божия и правды его, и это все приложится вам" (Мф.6:33). Многие думают, что Царство Небесное находится на небесах, но это не совсем так — оно находится в сердцах, любящих Господа. Однажды я пришла на родительское собрание к старшей дочери, и учитель по религиоведению начал мне показывать ее контрольные работы (они в это время как раз проходили тему "христианство")) — и на один из моих комментариев по содержанию Евангелия он ответил: "Я не знаю, так это, как вы говорите, или нет. Бог живет на небе — когда придем туда, все узнаем". Я улыбнулась и ответила: "Вы знаете, на самом деле Он живет в наших сердцах, ведь написано: "Царствие Божие внутрь вас есть" (Луки 17:21). Он удивился, а я подумала, что можно всю жизнь преподавать религиоведение, но не иметь самого главного — Бога в сердце..

Там, где есть Любовь, царит мир и радость. Царство Бога — в сердцах тех, кто любит Его, и любит друг друга. И самый большой труд во вселенной — это труд любви. Он самый незаметный и самый, наверное, неблагодарный, но он приносит огромные дивиденды тому, кто его избирает. В каком-то смысле труд любви и есть то "зерно горчичное, которое, когда сеется в землю, есть меньше всех семян на земле; а когда посеяно, всходит и становится больше всех злаков, и пускает большие ветви, так что под тенью его могут укрываться птицы небесные" (Мк. 4:31,32).

Наша младшая дочь часто просто подходит ко мне, обнимает и молча так стоит несколько минут. Я с улыбкой спрашиваю: "У тебя что, "батарейка" разрядилась?" А она отвечает: "Ага.. Мама, ну ты же знаешь .. ты же у нас семейная "розетка"! )))

И вечером, когда я склоняюсь пред Господом в молитве, я благодарю Его за эти слова и говорю, что могу быть этой розеткой только потому, что однажды была подключена к Нему, и с тех пор могу делиться Его любовью с теми, кто в ней так нуждается. Мы, родители, не можем "родить свыше" своих детей — это исключительно работа Духа Святого, но мы можем стать теми предтечами, которые проложат путь Господу в их сердца. Ни одна церковь не сможет этого сделать — это труд родителей. И если в церкви дети слышат одно, а дома видят другое, если наша жизнь не соответствует тому, чему мы учим своих детей, то горе нам — мы растим двоедушных лицемеров, таких же, как и сами.

Господь пришел в мою жизнь, когда родился наш первый ребенок, и иногда я с ужасом думаю, что было бы с нашей семьей, если бы я изначально не поняла основного — что для меня, как для жены и матери, очень важно c Божьей помощью создать в семье атмосферу любви и взаимопонимания, тогда на этой основе можно построить многое.. Тогда, как цветок раскрывается под лучами солнца и показывает всю свою красоту, — таланты и способности ребенка раскрываются точно так же естественно в атмосфере любви. Детей не придется постоянно принуждать "зарабатывать" хорошие оценки, если удовлетворена их самая главная и самая насущная потребность — в любви и безусловном принятии. Они сами будут стараться радовать своих родителей. Люди придумывают много заумных теорий, но Иисус говорит — "ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно" (Луки 10:41,42). Если мудрая жена научится "устроять свой дом" (Притчи 14:1), если муж поймет, что самое ценное, что он может сделать для своих детей — это любить их мать, если мы будем за все благодарить Господа и смирять пред Ним свои сердца, то нам не придется ждать того времени, когда мы придем на Небо — Небо само спустится в наши дома.

Вчера мы читали с младшей детскую Библию на ночь, и в конце она со вздохом сказала: "Мама, я сегодня устала, как израильтяне в пустыне)), — давай уже спать. А знаешь.. я сказала Паше, что Бог все может поменять в его семье. Он у меня спросил: "А кто такой Бог?" и я ответила, что это главный Создатель вселенной, и "Он может сделать так, чтобы твои родители почаще тебя обнимали". Мама, а давай за них помолимся.."

В этот момент я подумала о словах Христа: "..истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети,
не войдете в Царство Небесное" (Мф.18:3) и сказала: "Сонечка, молись. Я знаю, что Бог тебя точно услышит".

Друзья, моя молитва о том, чтобы Господь исполнил наши сердца Духом Святым и научил нас любить тех, кого бывает любить труднее всего — наших родных и близких, а особенно наших детей, которые намного больше нуждаются в нашей любви, чем мы можем себе это представить. Аминь!

Делюсь с вами стихотворением моей подруги Лены Несмиян (много лет тому назад она посвятила его своей новорожденной дочери):

Я на руках несу свой род, ведь из тебя одной
Произойдет святой народ, благословленный мной.

Пройдет совсем немного лет, и ты в один из дней
Произведешь на этот свет своих святых детей.
И будешь так же, как и я, от счастья трепетать,
Держа в руках свое дитя, а в нем весь род держать.

Молитесь за своих детей, благословляйте их,
Чтоб на исходе ваших дней вам не страдать от них.
Молитва ваша пусть всегда их к истине ведет,
Чтобы не стерся никогда с лица земли ваш род..

Share

Я навсегда запомнил этот урок

img_4127.jpg

Это было еще в Ленинграде, в середине 80-х.

Ехал я в маршрутке на Васильевский.
На сиденье рядом бушевал ребенок, лет шести. Его мама безучастно смотрела в окно, не реагировала. А он дергал и дергал ее за рукав.
За окном проплывали деревья, дождик моросил, серо было, ну, Ленинград! Ребенок что-то требовал или что-то утверждал. И тут вдруг она как развернется от окна к нему, как дернет его за руку на себя и как прошипит ему:
— Что ты хочешь от меня?!
Он запнулся.
— Что ты хочешь, я тебя спрашиваю?! Да ты вообще знаешь, кто ты такой?! Ты никто! Понял?! Ты никто-о! — она это выдохнула ему в лицо, просто выплеснула.

Мальчик смотрел на нее, и мне показалось, у него дрожит голова. Или это я дрожал. Почувствовал, как потеет спина.
Помню первую мысль: — Неужели это она ему говорит?! О ком она думает в этот момент?!
— Видеть тебя не могу, — прошептала она.
— Ты же убила его! — сказал я, но никто меня не услышал.

В маршрутке, как ни в чем не бывало, продолжали дремать люди.
Я сидел, не шевелясь. А мальчик не плакал. Она отбросила его руку и снова развернулась к окну. Он уже не бушевал, притих, как-то сразу. Смотрел в разорванную спинку сиденья напротив и молчал. А у меня было желание встать и при всех, вот сейчас просто разорвать ее на части!
Сказать ей: — Это ты б… последняя! Это ты никто! Ты же убила его! Клянусь, я бы сделал это!..
Мальчик сдерживал меня. Я закрыл глаза, стал глубоко дышать, чтобы успокоиться как-то.

А когда открыл их, увидел конфету. Молодой парень, похоже, студент, такой светлый, кучерявый, в джинсовом костюме, протягивал конфету мальчику.
Он еще встряхнул рукой, сказал: — Бери, это тебе.
Тот взял. И тут же парень протянул ему вторую конфету. Мальчик помедлил и взял вторую. Дальше происходило действие, вспоминая которое, я еле сдерживаю слезы.

Мальчик не стал есть, он коснулся маминой руки. Она не сразу повернула к нему лицо. Но все-таки повернула. И видно хотела добить его. Но он протягивал ей конфету. Она посмотрела на него, на конфету, я видел, она недоумевает. Тогда он вложил ей конфету в руку. Она, как обожглась, быстро вернула ему.
— Я не хочу, — сказала.
Две конфеты лежали у него на ладони. Руку он не опускал.
— Ешь сам, — сказала она и тихо добавила, — я не хочу… Честное слово.
Тогда он положил конфету к ней на колени. Никогда не забуду эту паузу. И эту взрослость.

Передо мной за несколько минут этих мальчик стал мужчиной, а она из злой, раздраженной стервы стала красивой молодой женщиной. Во всяком случае, это я так почувствовал.
Она молчала. Долго-долго молчала. Смотрела на него так, словно только увидела. Потом обняла. И он ее обнял. Потом он развернул конфету и дал ей. И пока она не положила ее в рот, сам не ел. Вы представляете такое?! Это был еще одни шок, но уже другой.

Я тогда подумал о себе.
Я подумал: — Вот ты сидишь, такой праведник, ты хотел встать, обвинить, ты хотел ее «разорвать», переделать. И ты бы ничего не добился, кроме скандала и брани. А этот мальчик, посмотри, насколько он мудр, как он велик, этот мальчик, он взял другим. И пронял до самых печенок, до сердца, до слез. — А еще этот молодой парень, который дал ему две конфеты, — подумал я, — он ведь не просто так дал две.

Я огляделся… В заднем стекле маршрутки увидел этого молодого парня, он уходил вдаль по «моросящей» улице. А мама и сын сидели, склонив головы, друг к другу. Как молодые влюбленные, ей богу! Тут водитель объявил мою остановку. Я, выходя, дотронулся до руки мальчика.
Я этим сказал ему: «Спасибо». Не думаю, что он понял, но это и не важно.

Я навсегда запомнил этот урок. Запомнил-то, запомнил, но должны были пройти годы, чтобы я его осознал. Что это и есть настоящее воспитание. О котором не все взрослые знают. Что только примером и воспитывают.
Не криком, не обвинениями, не битьем, нет. Только пример работает, больше ничто. И мальчик этот показал пример. И ей, и мне. И он изменил нас.
Где он, этот мальчик?! Где ты, мальчик?! Что с тобой сегодня? Как же ты нам нужен всем, а?! Мы ведь без тебя пропадем.
Kaktus

Share

Царство Божье внутри вас есть.

(null)

Кто во истину ищет Бога, обретает Его в сердце своем. В Боге мы находим богатого, милосердного Отца, Красоту в непостижимости и  многогранности Творца и Его творении. Безграничную Любовь и Знания всего сушего в Духе Святом и святую приязнь в жертвенной любви Спасителя Иисуса Христа.

Найдя в себе этот Божественный Источник мы приобретаем Божественное состояние. Мы полностью защищены изнутри, там есть все: и знания и богатство, и вечность, и сила, и счастье и красота. Люди обращенные во внутрь себя настолько притягательны, от них исходят эти качества. В каждом из нас они есть. Яркий представитель этой святости Серафим Саровский, он пламенел изнутри этим Божественным светом и силой любви, каждого он встречал с возгласом: « Христос воскрес, радость моя». Моисей просиял этою славою… Илия вознесся ею…Преображение Иисуса на горе Фавор, засвидетельствовало нам всем к какой славе призван каждый из нас.

Поиск истины — свобода, дух жизни, погружение внутрь себя. Все мы ищем вокруг, во вне, а Царство Божие — истинное счастье для человека, внутрь нас есть. Душа сияет больше солнечного света, света знаний Бога, живого света.
Источник тела-душа, с благодарностью молитвенно взывает к Имени Бога живого, к Его милости. В молитве мы просим: « Господи, Иисусе Христе, помилуй меня грешного». Прошение « помилуй» имеет два значения: первое- прости мне грехи, а второе: даруй мне Твою милость.

Мы находим эту приязнь и осознаем ее самой драгоценной в своей жизни. Мы расцветаем, реализуем в полноте дарованные нам таланты, преображаемся и в отношении с ближними, излучаем из себя свет, становимся солью земли…
И мы уже готовы повторять за святым апостолом Павлом: « …Уже не я живу, живет во мне Христос…» В радости соединяемся с Христом, исполнены радости выполнять волю Его, душа доверяет все в руки Его и жаждет пребывать с Ним в вечности.
«…Блаженны чистые сердцем ибо они Бога узрят…»

01.09.2014

Благодарное дитя Божье Наталия Васянович
(null)

Share

Отец и Сын (продолжение)

(null)
Продолжение темы

Отношения Господа с Небесным Отцом показаны в Евангелие самым ясным и понятным образом. Именно в Евангелии мы видим, что Иисус ничего не творил Сам, и не планировал никогда чего-то Своего. И это одно из главнейших откровений, которое Отец Небесный приготовил для нас!
Когда только мы задумываемся о Боге и начинаем свои первые шаги в вере, мы сами о себе думаем, что это мы пришли к Богу. Это мы сами подошли к осознанию Его, как Господа и Бога. Что мы сами можем читать Его слово и понимать его. И всё это, как бы истинно в наших глазах.

В действительности конечно всё совсем не так! И мы даже близко не осознаем, что уже от создания вечности Господь всё усмотрел лично для нас!
Мы и не в состоянии понять это сами, скажу я так…

Когда мы отдаём свои сердца Христу и решаем, в своём сердце, идти за Ним, познавая Бога, то вдруг однажды наступает момент, когда мы узнаём, что без Него не можем НИЧЕГО. И начинаем понимать, что это ОН нас привел к Себе, не мы нашли Его.

Когда мы жили в мире не зная Бога, жизнь в мире учила нас, что мы должны делать всё сами, что мы сами можем всё и …. в результате этойсамости мы стали ощущать себя и вести себя, «как боги, знающие добро и зло»…
… ну и зачем нам Господь?
Поэтому и Отец Небесный, создатель неба и земли каждого, кого наметил привести к Сыну Своему, начинает вести разными путями, ко спасению души, создавая ситуации и события, ломающие стереотипы этого погибающего мира.
Я, достаточно часто читал Ев. от Иоанна 6 :44, но не обращал внимания на фразу: «если не привлечёт его Отец, пославший Меня». В контексте писания вроде всё понятно, о чём речь. Но когда я попытался взглянуть на это место писания немного по другому, вдруг увидел, что речь здесь идёт не только о первом понимании написанной фразы, а гораздо шире.

Именно Отец Небесный и ведёт каждого кого ОН хочет привести к Иисусу, а мы думали что сами пришли к Нему.

Но самое интересное начинается дальше!
Вдруг, внезапно мы осознаём, что мы спасены! Мы спасены и познали Господа Иисуса! Мы радостны и счастливы! Это путь Любви! Любви, которая не ищет своего! Любви, которая всегда сосредоточена на тех, кого любит!
Мы познаём Господа и, познавая Его, вдруг начинаем понимать, что Иисус есть не только путь к Отцу Небесному, но ОН Сам хочет открыть Отца тем, кто был предъизбран Отцом на Небесах, до сотворения мира! Тем, кого Ему открыл Отец, сущий на Небесах, когда Сын был в НЁМ!

Вообще интересный получается круговорот — Отец Небесный нас привел к Сыну и дал всё в Нём, чтобы потом Иисус открыл Своего Отца.

Я думаю есть в этом, что–то такое, что мы не в силах постичь своим умом. Мне всегда была непонятна эта тема. Почему Господь выразился именно такой фразой: «Кому Сам хочет открыть»?
Ещё я думаю, что Бог хочет чтобы мы вобрали в себя, во внутренность нашего духовного человека, всю полноту Христа! И только потом когда наше сердце наполняется Христом, Господь видя наше сердце и наше стремление двигаться с Ним дальше, начинает открывать нам Своего Отца! Того, Которого Сам Он безмерно любит! Он передаёт нам, творит в нас эти отношения, буквально доверяя их нам.

Сколько раз я наблюдал это в своей жизни, во время хождения с Господом. Хотя Отец Небесный и открывался мне не раз, но это не было постоянно в моей духовной жизни. Были и времена, когда моя плотская природа брала верх через заботы века сего, страхи, искушения различного толка, погоню за деньгами…
Но в те минуты, когда Отец освобождал меня от страхов и искушений Своим присутствием и Своей Любовью, и ко мне приходило осознание того, что Отец Небесный открылся мне… и я, в сокрушении сердца, соприкасался с ЕГО Небесным характером, в разных проявлениях Его ипостаси … У-у-у, скажу я вам… это очень серьёзно и в тоже время трепетно и нежно. Более чем отношения со Христом!

Кроме того, Господь открыл мне, что Ему дороги те, кто постоянством и верою, через взаимоотношения с Ним, ищут глубоких личных отношений в Любви, с Господом, а не пытаются набрать, скопировать опыт отношений из проповедей и книжек и постоянно просят чтоб за него молились.

Это природа Отца и Сына! В этом открывается истинный характер Бога‼!
Не зря сам Иисус сказал: «Отец мой более чем Я». Видимо есть в этом что-то глубокое и скрытое от нашего понимания в познании Отца и Сына. Верю и ожидаю что откроет.

Как я вижу, у каждого из Них Свой неповторимый характер. И думается мне, что когда мы войдём во всю полноту Христа, познав Иисуса глубоко и лично и приобретём от Него полноту, мы сможем начать познавать Своего Небесного Отца в Его полноте через природу Христа. Ведь Отец наш более, чем Иисус! И вся Слава Богу за Его милость и благость проявленную к нам!!!

(null)
Александр Шпагин

Share

ЛЮБОВЬ ХРИСТА

(null)

Ну как вам объяснить любовь Христа, чтоб было не запутано и внятно?
Она вам потому и непонятна, что незамысловата и проста.
Я знаю, нелегко понять, как это вдруг за вас приносят жертву,
И всякий грех уже искуплен смертью Того, Кто дал Себя за вас распять.
Он, знаете ли, любит просто так — не за поступки, не за добродетель,
И то, что вы возникли на планете, — для Бога совершенно не пустяк.
Вы рождены для славы и любви, и для успеха, как это ни странно,
Поймите, вы для Господа желанны, Он хочет, чтобы вы Его нашли.
Любовь Христа вообще не мыслит зла, в ней нет интриг, она нелицемерна,
Не лжива, не надменна, не манерна, — она живой огонь, а не зола.
А главное — Его любовь верна, она вас не предаст и не прогонит,
Она для вас везде уют устроит, оступитесь — поддержит вас она.
А как вам заслужить ее? Никак! Он вас любил до вашего рожденья,
Примите в жизни важное решенье — не относиться к Богу лишь бы как.
И то, что я вам это говорю — не случай, не пустое совпаденье,
Быть может, это ваших бед решенье — я весть вам о спасении дарю.
(стихи Е.Несмиян)

Очень многие люди недоумевают, когда говоришь, что Бог их любит, и по-человечески это можно понять, потому что многим не пришлось пережить даже родительской любви, поэтому о таких высоких понятиях, как Божья любовь, они не помышляют, да и не могут.

Да и что такое любовь? Помню, как однажды прочитала фразу: «Любовь — это привидение, о котором многие говорят, но мало кто его видел». На самом деле, мы употребляем это слово в десятках ситуаций и случаев: «я люблю книгу», «я люблю своих детей», «мы любим кататься на велосипеде или наслаждаться закатом» — и очень часто чувства и отношения, которые при этом подразумеваются, очень сильно отличаются друг от друга. Так, например, любовь ребенка к пончикам вряд ли стоит на одном уровне с его любовью к своим родителям).

У древних греков было не так: для выражения своей любви к кому-то или к чему-то они употребляли разные слова с разными смысловыми значениями, и как бы условно то, что они называли любовью, можно было разделить на четыре основные группы: «агапе» (жертвенная любовь), «филео» (дружеская привязанность), «сторге» (родственные отношения») и «эрос» (физическая любовь, нередко с оттенком похоти). Я просмотрела Старый и Новый Завет и увидела, что в древнегреческом есть еще слова, передающие отношение любви, но это основные группы.

Любовь, конечно, невозможно увидеть, но ее можно ощутить, подобно тому, как мы ощущаем веяние тихого ветра. Многие, особенно в молодости, путают любовь с влюбленностью, которая по сути часто является ничем иным, как переодетым себялюбием и подменой истинной любви, хотя и так на нее похожей. Ведь кто-то так и сказал, что настоящая любовь — одна, а подделок под нее тысячи. Влюбленность ослепляет, а любовь делает зрячим. Я вспоминаю отрывок из одной книги о семейных отношениях, перевод которой делала когда-то. В ней молодой человек описывает свою возлюбленную: «Она такая! Когда я ее вижу — то даже не могу дышать!..» В ответ на это кто-то, находившийся в тот момент рядом, сказал: «Это не любовь, это..астма»)). Любовь — это не только то, что мы чувствуем. Любовь — это то, что мы делаем..

Бог доказал нам Свою любовь тем, что сделал для нас непостижимое — отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.

Христос пришел на эту землю, чтобы явить нам любовь Отца, — любовь-агапе, неведомую для души до тех пор, пока она не будет излита в нее Духом Святым. В 1 Ин.4:8 сказано: «Бог есть любовь». Эта любовь основана не на эмоциях — она основана на истине. Она жертвенна, безусловна и свята. Она абсолютно чиста, мирна, незлобива и исполнена плодов праведности; она долготерпит, не завидует, не бесчинствует, не ищет своего, не превозносится, не гордится, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит, и никогда не перестает. Если кто-то имеет такую любовь, у него отпадает всякое желание просить о чем-либо у Бога, потому что он уже имеет все. Бог ищет в нас Христа. Он ищет ответа на Cвою любовь.

Как долго для меня оставалось загадкой, почему Христос после своего воскресения три таза обращался к Петру с одним и тем же вопросом — «любишь ли ты Меня?» И каждый раз Петр отвечал, что любит, хотя видимо и сам был огорчен тем, что приходится отвечать трижды. Но оказывается, если посмотреть в подстрочный перевод с греческого, то они говорили о разной любви — Христос спрашивал «агапао Мэ» (любишь ли Меня той любовью, которой Я возлюбил тебя?), а Петр отвечал «фило Сэ» (люблю Тебя — человеческой любовью). И только в третий раз Христос спросил «филэо Мэ?», видимо, снизойдя к тому пониманию любви, которое имел Петр.

Не знаю как вы, друзья, но снова и снова, когда в очередной раз моя вера попадает под чей-то грубый башмак, когда плотские люди, не разумеющие Слова истины, осмеивают духовное или начинают злословить то, чего не понимают, когда меня в который раз предают, открыто хамят или пытаются грубо ниспровергнуть то, что так дорого моему сердцу — то наступают минуты, когда так и хочется ответить той же монетой: разозлиться, нагрубить, съехидничать, приправить свой ответ сарказмом или горечью.. Но именно в эти моменты испытаний и духовных искушений ты вдруг слышишь в своем сердце отзвук Божьей боли, и тот самый вопрос, который Христос задал Петру, Он задает и тебе: «Агапао Мэ? Любишь ли Меня? Любишь ли ты Меня той любовью, которой Я возлюбил тебя: любовью, которая прощает безусловно; любовью, которая благословляет проклинающих и гонящих; любовью, которая не воздает злом за зло, но побеждает зло добром?». Это те самые минуты, когда Господь так ждет от нас ответа, но.. не того, который дал Петр.. И в такие минуты сердце обволакивается какой-то необъяснимой нежностью, а на глазах появляются слезы, и ты снова и снова отвечаешь Тому, Кто возлюбил тебя: «Агапо Cэ. Люблю Тебя, Господи. Люблю тебя той любовью, которую Ты Сам излил в мое сердце, и теперь Ты вправе ожидать ее от меня».. и тогда в очередной раз понимаешь, что не можешь не простить, не имеешь права озлобляться, мыслить зло, не находишь в себе сил, чтобы искать своего или претыкаться в вере.. Ты просто отвечаешь: «Люблю тебя, Господи, любовью-агапе, ибо если бы я любила Тебя любовью человеческой, то никогда не смогла бы сделать то, что выше моих, человеческих сил. Да будет благословенно имя Твое вовек и да совершится воля Твоя в моей жизни, ибо не как я хочу, но как хочешь Ты». Аминь.

Татьяна Бугаец
(null)

Share

Единство в НЁМ

Вот слова одной христианки, написанные в 17 веке: «Люди отвергают духовную жизнь, считают адамово рабство свободой. Они предпочитают его истинной свободе Иисуса Христа, которая им кажется рабством. Они говорят, что к духовной жизни не призваны и что «в доме Господнем обителей много». Правда, много и даров благодати, но для входа в дом Господень необходимо иметь ИСТИННЫЙ Дух. Внутреннее состояние людей может быть разным. Кто-то имеет больше даров благодати, кто-то меньше, но все должны руководствоваться одним Духом — истинным духом Божьим. Этот Дух никогда Себе не противоречит» (Жанна Гийон, комментарии на 1 Кор.).

Когда я прочитала это, то подумала: «Господи, не удивительно, что люди мира отвергают духовную жизнь, потому что прежде чем ее принять, надо «вкусить и познать, как благ Господь». Для таковых адамово рабство является единственной и естественной средой обитания, а возможность ходить своими путями они почитают истинной свободой, которую так ревностно защищают». Но друзья, как много в наши дни христиан, которые считают себя «вкусившими и познавшими», почитают себя духовными, но между ними почему-то нет «единства духа в союзе мира». А ведь это очень странно, потому что Дух истины никогда Сам себе не противоречит; когда Он приходит, то учит нас всему и наставляет на ВСЯКУЮ истину (Ин.16:13). Как часто среди нас звучат такие фразы: «я с ним в одном духе по этому вопросу, а вот по этому вопросу мы не в одном духе». Разве такое может быть? Апостол Павел, обращаясь к Коринфянам, говорит: «Ибо если между вами .. споры и разногласия, то не плотские ли вы?» (1 Кор.3:3). Наблюдая это, невольно задумываешься о том, почему так происходит. Ведь рождаемое от Духа должно быть духовным, а признаком этого является ПЛОД Духа. Плод — это то, что произрастает от единого корня, питается от одного ствола и имеет единое содержание. «По тому узнают, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» — вот первый и главный плод Духа, любовь, являющаяся совокупностью совершенства, и если она действительно излилась в наши сердца Духом Святым, то не будет ли она мотивировать и направлять всю нашу внутреннюю жизнь и наши воззрения?

Далее, в своих комментариях, Жанна Гийон пишет:

«..никто не может получить новую жизнь, минуя смерть. Сам Иисус Христос говорит об этом так: «Безрассудный! То, что ты сеешь, не оживет, если не умрет». Наш дух находится в теле так же, как зерно в земле. Если он не умрет для себя, то не оживет в Иисусе Христе — это неоспоримая истина. Но никто не живет в Иисусе Христе, поскольку никто не хочет умереть для себя. Каждый говорит, что хочет жить жизнью Иисуса Христа и не желает ничего другого, но дальше слов дело не идет. Почему это происходит? Потому, что никто не хочет терпеть боль смерти. Каждый ищет наслаждений жизненными удовольствиями. Но без смерти невозможно перейти к вечной жизни, поэтому люди, желая приобрести ее, но отвергая необходимые для этого средства, никогда не достигают результата».

Это правда.. Никто не желает умереть для себя.. вот ответ. Ведь если зерно, падши в землю, не умрет — оно не оживет, и, тем более, не принесет ПЛОДА. И когда-нибудь, в ТОТ день, многие спросят у корня — «не Твоим ли именем мы пророчествовали, бесов изгоняли и многие чудеса творили?», а в ответ услышат — «друг, где ПЛОД, подтверждающий то, ты знал Меня? где свидетельство того, что ты питался от Моего корня и был привит к Моему стволу? Все, рожденное Мною, имеет печать Моего подобия и Мою природу — природу агнца. Те, которые Христовы, едины во МНЕ, как и Я един с Моим Отцом; и у них одно сердце и одна душа, и все они поют новую песнь, говоря: «Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из ВСЯКОГО колена и языка, и народа и племени; Ты, Господи, достоин принять славу и честь и силу..» Это те, которые распяли свою плоть со страстями и похотями, и победили кровию Агнца и словом свидетельства своего, и не возлюбили души своей даже до смерти (Отк.12:11).

Татьяна Бугаец

Share

Гневаясь, не согрешайте!

(null)

Недавно прочла такую историю из душепопечительской книги «Духовные болезни» (автор Л.М.Плетт): «Одна верующая сестра накануне вечером имела жаркий спор со своей знакомой, в котором она во гневе высказала все, что о ней думала. В ту же ночь Господь показал ей такой сон: она видела, как какая-то похожая на ведьму женщина гонялась с ножом за ослабевшей больной овечкой. Настигнув, наконец, свою жертву, она схватила ее за горло и вонзила нож прямо в сердце. Раздался душераздирающий крик, и в то же мгновение картина преобразилась. На месте ведьмы стояла теперь она сама, держа в окровавленных руках уже не овечку, а ту, которую всего пару часов тому назад изранила своими словами. Истекая кровью, умирающая с немым укором смотрела ей прямо в глаза и медленно оседала на землю. Крик ужаса вырвался из уст спящей, и она в холодном поту проснулась, готовая бежать к той, к кому была так беспощадна. Однако, насколько же больше было ее отчаяние, когда на следующее утро, придя к ней домой, узнала, что несчастная скончалась ночью от инфаркта миокарда. Так совершилось это страшное злодеяние, о котором никто не знал, кроме самой убийцы. Можно себе представить, как ей потом жилось с осознанием того, что кровь умершей сестры будет взыскана с ее рук». Далее, автор этой книги обращается уже к нам, читателям, с такими словами: «Друзья, а сколько раз в своей жизни, подобно этой женщине, вы становились потенциальными убийцами? И даже если несчастные жертвы вашего убийственного языка не умирали от кровоизлияния в мозг или инфаркта миокарда, кровь их незримо все же проливалась. Так неужели нас не страшит расплата за это в вечности?»

Отрезвляющие слова, не правда ли?.. И действительно, ведь написано: «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца;
а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей» (1 Ин.3:15).

Мы живем в последние дни, когда многие христиане имеют только вид благочестия, но не имеют его силы, а среди пороков, свойственных верующим нашего времени, встречаются и такие: «ЗЛОРЕЧИВЫ, невоздержны, жестоки» (2 Тим.3:4).

И если духовно сильный человек способен сносить немощи более слабого, поступающего по плоти, то духовно слабый или неокрепший в вере может получить смертельную рану. Особенно тяжело, когда такие раны наносят друг другу самые близкие люди, муж или жена, позволяя своим гневным эмоциям взять власть над собою, и часто бывает так: «любимые люди, как хищные звери, друг другу вонзаются в сердце клыками, и шрамы на целую жизнь остаются, и их прикрывают плетями-руками..» Господь, обращаясь к нам через Писание, говорит: «Гневаясь, не согрешайте: cолнце да не зайдет во гневе вашем» (Еф.4:26), ведь иногда мы не знаем, доживет ли до утра тот человек, на которого мы в сердцах вылили весь свой гнев..

Вот что говорили о гневе и гневливости святые разных времен:

«Ты гневлив? Будь таким по отношению к своим грехам, бей свою душу, бичуй свою совесть, будь строгим судьей и грозным карателем своих собственных грехов — вот польза гнева, для этого Бог и вложил его в нас».
«Для того и дал нам Бог оружие гнева, чтобы мы не собственное тело (то есть ближних) поражали мечом, но чтобы вонзали все его острие в грудь диавола. Вонзи туда свой меч по самую рукоять.. А это произойдет, если мы будем щадить друг друга, если будем миролюбиво расположены друг к другу». (Иоанн Златоуст)

«Как не угашается огонь огнем, так не побеждается гнев гневом, но разжигается еще больше. Отсюда восстают ссоры, войны, драки, кровопролития, убийства и прочее зло. А кротостью и любовью часто и самые свирепые враги преклоняются и примиряются».
«Гнев обращается в злобу и злопамятство, когда долго удерживается и питается в сердце. Поэтому и велит Господь скоро его пресекать, чтобы не перерос он в ненависть и злобу, и тем не приложилось к злу большее зло. «Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем; и не давайте места диаволу» (Еф. 4, 26) — говорит апостол. Как пожар, если его не потушить сразу, многие поедает дома, так и гнев, если вскоре не прекратится, много зла учинит и бывает виной многих бед. Поэтому, по увещанию апостола, нужно сразу изгонять гнев из сердца, чтобы, усилившись, не причинил еще больше вреда и не погубил нас самих, гневающихся, и тех, на кого мы гневаемся».
(Святитель Тихон Задонский)

«Если попустишь сердцу твоему ожесточиться злопамятством и оправдаешь твой гнев гордостью, то отвратится от тебя Господь Бог твой и будешь предан на попрание сатане». (Игнатий Брянчанинов)

«Душа моя! Помни свое небесное достоинство и не возмущайся из-за вещей тленных и ничтожных. Уважай и в других людях небесное их достоинство и из-за чего-либо тленного не дерзай оскорблять или ненавидеть их». (Иоанн Кронштадтский)

Кто-то также сказал: «Горе людям, которые наносят ближнему оскорбления и бесчестия, ибо они не знают блаженства любви».

День идёт к закату, наступает ночь…
Гнев пылает к брату — как же превозмочь
Нервную обиду, что стучит в висках?
Ты не подал вида, всё пройдёт и так…

Но Глашатай Вечный говорит к тебе:
«Друг, не будь беспечным, не в твоей руке
Жизни час грядущий. Скрыто наперёд
На земле живущим: «завтра» ли придёт?

Пусть во гневе вашем солнце не зайдёт.
Чем скорей, тем краше — удалите зло!
Может, будет поздно сделать верный шаг,
Есть пока возможность, гнев разбейте в прах.

Отворите смело сердце на добро,
Чтоб другого грело дружеским теплом.

(автор неизвестен)

(null)
Татьяна Бугаец

Share
В соц. сетях
Рубрики раздела
Архивы