и … болью

конфессии

Совет христианских организаций Татарстана

20130309-105648.jpg
Анатолий Погасий
Отношения между людьми (религиозными конфессиями, государствами) не складываются сами собой, они строятся. Для этого нужно прикладывать усилия, которые в данном контексте определяются как необходимость переступить через собственную «правоту» (или правоту собственных учений) и снизойти к недостаткам других, «не понимающих, что они неправы в своем мировоззрении».
Известно, что об этом говорят много и не одно столетие, но другого еще не придумали: нужно говорить, писать — пусть ты даже будешь «гласом вопиющего в пустыне». Тем более, что определенный опыт такого со-жительства есть. В Татарстане, например, уже 15 лет существует Совет христианских организаций. Это не институализированная структура, она не имеет никакого официального статуса и охватывает пока только протестантские конфессии республики (хотя в проведении некоторых мероприятий участвуют и церкви близлежащих регионов — Марий Эл, Чувашии, Удмуртии, Башкирии).
Идея диалога христиан разных конфессий появилась в 1991 году. За несколько лет организаторы встретились со всеми пасторами церквей республики, разъясняли суть этой идеи, убеждали провести совместную встречу. Договориться удалось только к 1997 году.
На первой встрече пасторы сторонились друг друга — так велика была сила старого стереотипа. Затем постепенно определили позицию по поводу разницы в учениях: цель встреч не в выяснении богословских разногласий, а в диалоге церквей, которым Бог поручил духовное попечение именно об этом городе и республике.
С тех пор каждый первый понедельник месяца руководители 10-15 (а то и больше го числа — в зависимости от решаемых вопросов) протестантских общин собираются в одном месте для обсуждения проблем, возникающих в связи с деятельностью расположенных здесь религиозных объединений. Вопросы могут быть самые разные: религиозная ситуация в регионе, взаимоотношения с властями, проведение совместных мероприятий, но самое главное — совместная молитва пасторов (всего в Совет входят представители шести конфессий). Вероучительная сторона в Совете не обсуждается. Иногда, правда, бывают попытки завести об этом разговор, но как только он подходит к опасной черте, более здравомыслящие члены такую попытку пресекают.
В процессе работы были более четко определены цели создания Совета. Их оказалось всего две: представлять протестантов перед властями и и осуществлять защиту (в том числе судебную) входящих в него церквей. Можно, конечно, предоставить Совету и более широкие полномочия, но пятнадцатилетний опыт Татарстана показывает, что существующих вполне достаточно, чтобы не возникли опасения в посягательстве на суверенитет церквей.
Указанные полномочия были оформлены в некий документ, подписанный более чем 40 руководителями общин, который направили в адрес Президента РТ, Премьер-министра и Администрации г. Казани. К нашему удивлению, власть признала Совет и с тех пор он является полномочным представителем протестантов во всех вопросах, касающихся религиозной политики.
Таким образом, межконфессиональный диалог достиг сразу нескольких целей: сплотил усилия протестантских церквей в деле исполнения плана Божия по спасению людей; доказал властям, что протестанты — не кучка разрозненных, враждующих друг с другом «сект», а союз находящихся в одном Духе единомышленников, с которыми можно иметь дело и, наконец, показал силу совместной молитвы (а у нас есть достаточно свидетельств этому).
Подобный опят есть, вероятно, и в других регионах, но таковых пока мало. К сожалению, гораздо больше тех, кто в своей самодостаточности не видит благодати общения, которую дарует нам Бог.

На фото: заседание Совета 4 февраля 2013 г., посвященное работе протестантских церквей в период Универсиады-2013.

20130309-110033.jpg

20130309-110057.jpg

20130309-110115.jpg

20130309-110131.jpg

Share

Сектофобия. Теория заговора

20110823-210532.jpg

Известный актёр Мэл Гибсон в фильме «Теория заговора» играет роль психа, который убеждён в существовании глобального заговора спецслужб. Тайная организация плетёт свой ужасный план, держа под контролем все средства связи и информации, имеет своих агентов во всех властных структурах. Главный герой видит в каждом прохожем завербованного агента, а любое событие рассматривает через призму своей теории заговора.

Этот фильм очень хорошо отражает современную действительность. Сегодня время от времени в прессе и на телевидении появляются статьи и передачи об ужасном заговоре против нашего общества. Нас пугают «страшными» сектантами, которые опутали своими сетями все города. Их представляют коварными адептами зла, всеми силами стремящимися затянуть всех в свою секту. Нам говорят, что их методы изощрённы и постоянно меняются. Если не пободрствуешь – рискуешь угодить в «лапы», и тогда обратного пути нет! Нас убеждают, что секты финансируются зарубежными спецслужбами. Уверяют, что адепты превращаются в зомби и отписывают «главам сект» свои квартиры.

Как и любая теория заговора, данная теория интригует своей претензией на исключительность. И даже если факты теории не всегда достоверны – кто удосужится их проверять? Сенсация запущена, и это главное. Но не похоже ли подобное на порождение пропаганды воинствующего атеизма недавних времён? До сих пор бытует мнение, что баптисты приносят в жертву детей, а пятидесятники на своих собраниях совершают оргии. А ведь некоторые все еще верят в этот бред. Мы же попробуем разобраться в основных тезисах сектофобии. Что из того, что мы слышим, действительно имеет место? Неужели и вправду вокруг нас плетётся заговор?

Что такое секта?
Из-за нашего религиозного невежества мы чаще всего не можем определить, что такое секта. До падения «железного занавеса» мы вообще практически ничего не знали о разнообразии христианских конфессий. Обыватель не мог объяснить, чем католики отличаются от протестантов, а православные – от католиков. Умом-то мы понимали, что есть и другие христиане, но в привычном представлении слова «христианская» и «православная» были для нас синонимами. И только после того, как открылись границы, наш религиозный кругозор начал расширяться. Только тогда мы узнали, что весь христианский мир разделён на три большие ветви: православную, католическую и протестантскую, которые отличаются друг от друга.

Из школьной программы мы смутно помним имена реформаторов XVI века Яна Гуса, Мартина Лютера или Жана Кальвина. Вот только на самом деле они были не предвестниками революционеров, как нас учили, а священниками, которые хотели реформировать Церковь. Их не устраивала папская монополия, продажа индульгенций и инквизиция. Вот почему в Европе начали возникать очаги реформации, сформировавшей новую христианскую ветвь. Все реформаторские церкви отличало то, что они отказались от централизованной иерархической структуры папства. Они ушли от множества обрядов и старых форм, заменив их на простые и понятные. До сих пор вы не найдёте две абсолютно похожие друг на друга протестантские церкви. Протестантизм разбит на множество деноминаций, самые крупные из которых: лютеране, баптисты, пресвитериане, пятидесятники.

Сегодня евангельские церкви отличает проповедь и пение на современном языке, сравнительная скромность их молитвенных домов и отсутствие старых обрядов. Именно по этой причине протестантские конфессии часто путают с другими религиозными организациями, которые не считаются частью христианского мира (Организацией Свидетелей Иеговы или мормонами). Скажите кому-нибудь в Европе или Америке, что баптисты – это секта, и вас засмеют. Так что, если сегодня мы оцениваем ту или иную церковь по принципу «если не православная – значит, секта», мы просто показываем свою религиозную безграмотность и элементарное незнание истории.

Термин «секта» означает отколовшуюся от основного или господствующего религиозного вероисповедания группу верующих. Чаще всего понятие «секта» применяется неверно. Судебная палата по информационным спорам при президенте РФ в Решении № 4 (138) от 12.02.1998 г. признала его использование фактом нарушения журналистской этики, поскольку «в законодательстве Российской Федерации не существует такого понятия, как „секта„. В то же время данный термин в силу сложившихся в обществе представлений несет безусловно негативную смысловую нагрузку, и, употребляя его, журналисты могут оскорбить чувства верующих».

Нетрадиционная религия?
Протестантские конфессии в народе называют «нетрадиционными, чуждыми нашему менталитету». Но вообще христианство само по себе не является традиционной религией на Руси, будь то православие или протестантизм. Если говорить о «вере наших отцов», то это поклонение Перуну и Яру, языческим божествам. Традиционно славяне были солнцепоклонниками, да и Русь не была Святой. Кто же решает, когда та или иная религия становится исторической или традиционной? Сколько лет должно пройти, чтобы конфессия была признана традиционной? К примеру, лютеранская кирха в Новороссийске построена ещё до революции, а возникновение баптистской общины в этом городе Краевым музеем датируется 1907 годом. Да и вообще, в стране, где религия отделена от государства, нельзя говорить о предпочтительности какой бы то ни было конфессии.

Общинная ментальность нашей нации, наследованная со времён круговой поруки и века коллективизма, воспринимает любое инакомыслие злобно и настороженно. Мы привыкли делить всех на «наших» и «не наших». Доведённая до крайности, эта форма нетерпимости вырождается в ксенофобию, нацизм и другие формы религиозного экстремизма. «Понаехали тут», «расплодилась всякая нечисть». То, что не соответствует общепринятому шаблону, считается чуждым. Но, учитывая сильное влияние на россиян голливудских ценностей и западного менталитета, скоро вообще уже будет трудно понять, что «чуждо нашему менталитету», а что ему свойственно.

Почём «опиум для народа»?
Так кто же всё-таки финансирует деятельность этих «нетрадиционных» религиозных общин? На какие деньги они осуществляют свою работу? Может быть, их поддерживают иностранные спецслужбы? А для чего? Наверное, собирать и передавать информацию. При современных-то достижениях техники? Да мы и сами бесплатно выкладываем все данные о себе в интернете на «Одноклассниках» и «Вконтакте».

Может, основной источник дохода — продажа квартир своих адептов? Вы представляете себе масштаб таких операций с недвижимостью? Как может религиозная организация, официально зарегистрированная Минюстом, ежегодно проходящая финансовые проверки, скрыть такие денежные потоки? А что же родственники одурманенных? Все они как один молчат, никто не поднимает шум? Случись такая афера хотя бы раз, это сразу стало бы сенсацией. Но пока что мы не знаем ни об одном подобном случае. Каждая поместная церковь имеет Устав и существует на добровольные пожертвования прихожан.

Кому это выгодно?
Итак, основные постулаты теории заговора сектофобии не имеют под собой реальных фактов. Более того, они построены на религиозном невежестве и исторической безграмотности. Сектофобия играет на параноидальной склонности людей видеть в необычном чуждое. Она опасна тем, что подогревает экстремистские настроения, разжигает религиозную неприязнь и нетерпимость. Кому же это на руку? Ну уж точно не тем, кто верит в единую Россию, сильную в своём многообразии. Не тем, кто верит в будущее страны, в которой дружно живут представители разных национальностей и вероисповедания. Уж точно не тем, кто хочет построить наше общество гражданским, свободным от глупых предрассудков.

Кому же это выгодно? Кто культивирует подозрительность и подогревает страх? Кто настраивает нас друг против друга? Не хочется продолжать, иначе можно «родить» ещё одну теорию заговора.

Андрей Слабый,

пастор христианской евангельской церкви «Скала», г.Новороссийск

http://baznica.info/kommentarii/mneniya-ekspertov/sektofobiya-teoriya-?utm_source=pulsenews&utm_medium=referral&utm_campaign=Feed%3A+baznica+%28Baznica.Info%29

Share

ШАГИ НАВСТРЕЧУ – ВЕРНЫЙ ПУТЬ К МИРУ И ОБЩЕСТВЕННОМУ СОГЛАСИЮ.

20131211-225823.jpg
А.Погасий

Заканчивается первое десятилетие XXI века и двадцатилетие жизни российского общества в новой парадигме мышления. Этот период характерен множественностью изменений во всех областях нашей действительности. При этом происходящие процессы не всегда можно оценивать однозначно: уж слишком многое для нас оказалось новым и противоречивым. История, однако, показывает, что такое положение по каким-то не очень понятным причинам во все времена складывается именно на рубеже эпох, когда происходит ломка экономических теорий, политических режимов, психологических стереотипов, нравственных устоев.
Конфуций говорил: «Не дай вам Бог жить в эпоху перемен». Нашему поколению достался именно такой удел – испытать на себе все последствия этой истины.
Тем не менее, в общем хаосе разрушения Россия получила и нечто позитивное: мы вернули себе истинный смысл понятия «духовность». Словарь В.И. Даля определяет духовность как «все, относящееся к Богу, церкви, вере; все относимое к душе человека, все умственные и нравственные силы его, ум и воля» . Новые отношения в новой России эти двадцать лет мы пытаемся строить уже исходя из такого понимания духовности и на этом основании.
Конечно, не все получается, как хотелось бы – сказываются последствия идеологических стереотипов, религиозная неграмотность, сопутствующий демократическому «взрыву» правовой и духовный нигилизм – но в целом осознание причин семидесятилетнего духовного застоя определило правильное направление дальнейшего развития личности, общества и государства.
Не секрет, что свобода совести, общественно-религиозные отношения по своей значимости стоят на одном уровне с отношениями национальными, а может быть и выше, учитывая тот факт, что культура этносов строилась в конечном итоге на религиозных воззрениях и именно религиозный фактор зачастую стоял и стоит в основе национальных конфликтов . Поэтому международное сообщество одним из критериев демократии и определило степень свободы совести в стране и состояние государственно-конфессиональных отношений. Наблюдая этот показатель по России в целом и сравнивая его с Татарстаном, приходится констатировать, что в последнем он значительно выше. Это не субъективное мнение: Татарстан признан в нашей стране и за рубежом как регион с наиболее высоким уровнем религиозной и национальной толерантности. Возможно, именно поэтому он не повторил судьбу Карабаха, Чечни и некоторых других «горячих точек».
За счет чего мы смогли достичь такого положения? Поняв это, можно рекомендовать эти методы для применения в менее благополучных в данном отношении регионах.
Нормальные государственно-конфессиональные отношения не складываются самостоятельно – их необходимо строить и регулировать. В период перестройки упразднили Советы по делам религий СССР, союзных республик и их структуры на местах. Государство полностью устранилось от управления религиозной политикой, вернее сказать, ее совсем не было. В результате, наряду с положительным фактором – подлинной свободой совести – мы получили также и религиозную анархию со всеми вытекающими последствиями.
В Татарстане же государственный орган регулирования государственно-конфессиональными отношениями сохранили, что, как показала дальнейшая жизнь, оказалось мудрым политическим решением . Профессионалы, работавшие в Совете по делам религий при Кабинете Министров Республики Татарстан, быстро сориентировались в обстановке и приняли решение, во-первых, занять позицию по возможности объективных посредников между правительством и религиозными конфессиями (не забывая, впрочем, об интересах государства), и, во-вторых, направить все усилия на организацию диалога между различными религиями, конфессиональными институциональными структурами и отдельными общинами. В условиях поликонфессиональной среды, помноженной на рост национального самосознания, экономическую разруху, политическую нестабильность и т.п. это был единственно правильный метод поддержания баланса интересов конфессий, наций и народностей, населяющих нашу республику.
Появление и регистрация в начале 90-х годов ХХ в. большого количества религиозных объединений, как традиционных, так и сравнительно новых для Татарстана, вызвало ряд конфликтных ситуаций, связанных в основном с религиоведческой неграмотностью государственных служащих и незнанием правовых основ руководителями религиозных организаций. Совместными усилиями Совета по делам религий, руководителей религиозных объединений, а в некоторых случаях – в судебном порядке, эти конфликты были, в конце концов, погашены. Одновременно пришло понимание необходимости правового и религиозного просвещения. В 1997 году был принят Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». Вступивший в этом же году в должность председателя Совета по делам религий профессор Набиев Р.А. сразу же активно включился в работу по пропаганде и разъяснению этого закона, а также внедрению религиоведческих знаний среди чиновников, связанных по долгу службы с реализацией государственной религиозной политики. С этой целью сотрудники Совета регулярно выезжали в районы республики с чтением лекций по данной тематике. Кроме того, предмет государственно-конфессиональных отношений была внедрен в программу курсов повышения квалификации Института государственной службы при Президенте РТ, где его читали те же сотрудники Совета.
С другой стороны, юристы созданного в 1997 году Совета христианских организаций (объединенного органа протестантских церквей) по согласованию с Советом по делам религий в разных районах Татарстана проводили с руководителями религиозных организаций занятия по изучению законодательства о свободе совести, деятельности религиозных объединений и взаимоотношениям с государственными органами. В результате к началу 2000-х годов в республике значительно сократились государственно-конфессиональные и межконфессиональные конфликты, а те, которые все же случались, разрешались цивилизованно – путем переговоров и взаимных уступок.
Еще одним объединяющим фактором было принятие в 1999 году Закона Республики Татарстан «О свободе совести и о религиозных объединениях». При его подготовке Советом по делам религий было предложено всем конфессиям представить свои рекомендации, комментарии, а также варианты как отдельных положений, так и всего законопроекта. В результате татарстанский закон явился плодом совместной работы государства и религиозных конфессий (мусульманских, православных и протестантских).
В этот же период по инициативе Совета по делам религий и при нем был организован общественный орган, своего рода межконфессиональный совет, состоящий из представителей конфессий (мусульмане, православные, католики, протестанты, иудеи и т.д.). Этот орган на своих заседаниях решал различные вопросы, связанные со свободой совести, государственно-религиозными отношениями, а также возникающими проблемами, касающимися религиозной жизни республики.
Действительное проявление межконфессиональной толерантности зависит от многих условий, прежде всего от общего уровня культуры, знания своей истории, способности живущих на одной территории наций, народов и языков осмыслить всю сложность, но и необходимость социально-политического и культурного взаимодействия. Немалую роль в этом играет также наличие хотя бы элементарных религиоведческих знаний у ответственных лиц и их умение ориентироваться в конфессиональных различиях, поскольку поликонфессиональная среда особенно чувствительна к ошибкам и непродуманным шагам в области вероисповедной политики.
Эти реалии общественно-политической жизни выдвинули требование более широкого распространения религиоведческих и религиозно-правовых знаний в республике. С данной целью Совет по делам религий с участием Казанского государственного университета с 1997 года начал издавать книжную серию «Культура, религия и общества». В эту серию входили сборники статей и докладов различных семинаров и конференций, посвященных религиозным вопросам (Религия в современном обществе: история, проблемы, тенденции, 1997 г.; Православие в поликонфессиональном обществе: история и современность, 2006 г.; Общественно-политическая мысль и духовная культура народов Поволжья и Приуралья (XIX-XX вв.). Проблемы изучения, 2008 г. и т.д.) , научные исследования (Р.А. Набиев. Ислам и государство: Культурно-историческая эволюция мусульманской религии на Европейском Востоке, 2002 г.) , аналитические материалы (издание «Государственно-конфессиональные отношения в современном Татарстане», 2003 г.) , различные справочники и словари (Краткий религиоведческий словарь-справочник на русском и татарском языках, 2000 г.; Религии и религиозные объединения в Республике Татарстан, 2004 г.; Ислам на европейском Востоке: Энциклопедический словарь, 2004 г. и т.д.) , учебные курсы (История Отечества: Пути к углубленному изучению, 2010 г.)
Всего с 1997 года по настоящее время вышло более 20 выпусков указанной серии, инициатором, движущей силой и неизменным редактором которой был и есть профессор Р.А. Набиев.
В рамках идеи религиозного просвещения организовываются встречи студентов ВУЗов с представителями ведущих конфессий. Такого рода встречи дают возможность студентам «из первых рук» узнать основные положения традиционных верований в республике, направления работы ведущих конфессий с молодежью, разобраться в вопросах межрелигиозного диалога. Управлением по делам религий направлены письма в муниципальные образования РТ с рекомендацией образовать общественные советы по взаимодействию с религиозными и общественными организациями. Цель таких советов – привлечь религиозные объединения и верующих к непосредственному участию в решении общественно-государственных вопросов, возникающих на местах.
Однако самым действенным средством достижения религиозного мира в нашей республике есть основанная на понимании добрая воля разных конфессий к диалогу и сотрудничеству между собой, с обществом и государством. В этом отношении Татарстан достиг определенных положительных результатов. Две крупные конфессии – ислам и православие – сумели преодолеть многовековой конфликт, вызванный последствиями колонизации края и насильственной христианизации татар. Сегодня они мирно сосуществуют, уважая друг друга и совместно участвуя в духовном воспитании людей.
Татарстанские евангелические церкви объединились в Совет Христианских Организаций, куда входят порядка пятидесяти общин шести протестантских конфессий. Данный Совет представляет протестантов перед государством и другими религиозными объединениями республики.
Государство со своей стороны идет навстречу пожеланиям верующих и способствует реализации ими ряда своих задач: религиозным организациям предоставляются земельные участки, выделяются здания; дни главных мусульманских и христианских праздников объявлены нерабочими. Отмечаются исторически значимые для этих конфессий события. Так, в 2008 году в г. Болгар Спасского района прошел III-й фестиваль мусульманской молодежи, который становится уже традиционным; в Казани ежегодно проводятся торжества по случаю празднования Казанской иконы Пресвятой Богородицы. В декабре 2009 года в выставочном зале «Казанская ярмарка» открылась выставка «Россия Православная», в рамках которой был проведен форум «Молодежь и толерантность в поликонфессиональной среде».
В Татарстане в равных условиях действуют Российский Исламский Университет, Православная духовная семинария, целый ряд медресе и православных и мусульманских гимназий и школ, общеобразовательная христианская школа протестантской церкви «Краеугольный камень» и др.
Реализуя на практике идею религиозного просвещения, в республике продолжается работа по преподаванию факультативно курса «История религий» для учащихся старших классов общеобразовательных школ, а на юридическом отделении Казанского экономико-юридического техникума с 2005 по 20010 годы существовал курс «Религия и право», знакомивший юристов со спецификой государственно-конфессиональных отношений. Сейчас подготовлены предложения по введению подобного курса на юридических факультетов ВУЗов.
Для подготовки специалистов-религиоведов в КГУ в 2005 году на философском факультете введена специальность «Религиоведение».

Таким образом, только благодаря совместным усилиям самых разных религиозных конфессий, государства и общества, их доброй воле и пониманию общих интересов Татарстан и до сего дня остается регионом толерантности и мира.

Share

ДОКУМЕНТ: Совместное Заявление Московской Хельсинкской группы и редакции «Портала-Credo.Ru»

Московская Хельсинкская группа (далее МХГ) и редакция независимого информационно-аналитического интернет-издания о религии «Портал-Credo.Ru» (далее Портал) считают своей общей задачей защиту прав верующих любых конфессий и неверующих на свободу совести и убеждений. В настоящее время многие граждане России испытывают ограничения своих религиозных и мировоззренческих свобод, а некоторые конфессии подвергаются систематическим гонениям и респрессиям, порой напоминающим по своим внешним проявлениям воинствующий атеизм советских времен.
Читать далее

Share
В соц. сетях
Рубрики раздела
Архивы