и … болью

СРАВНИТЕЛЬНОЕ ЭККЛЕЗИОВЕДЕНИЕ.

(null)
Пётр Мещеринов
Настоятель в подворье Данилова монастыря. г.Москва

Я сейчас много занимаюсь последним великим протестантским мистиком – Герхардом Терстегеном. Вот краткие сведения о нём: Wikipedia (содержание этой статьи вполне корректно).
Что интересно. По своему значению Терстеген – это уровень св. Феофана Затворника: известный во всей Рейнской области Германии и Франции, в Голландии и США душепопечитель, гениальный поэт и духовный писатель. К нему обращались тысячи людей, сохранилась его обширная пастырская переписка, которую я, Бог даст, когда-нибудь переведу – и крайне поучительно будет сравнить письма св. Феофана и письма Терстегена…
Так вот. Он был:
1) пастырь-мирянин и
2) сепаратист.

Что такое «церковный сепаратист»?
Это необычное и новое для нас понятие (но явление, обозначаемое этим понятием, уже давно распространено на Западе, и, судя по всему, и мы его не избежим). Церковный сепаратизм, в отличие от раскола – это не создание собственной параллельной «церкви», а, при формальной принадлежности к господствующей Церкви, неучастие в её внешней жизни. – Чем больше я погружаюсь в мир Терстегена, тем больше вижу, что интенсивная, чрезвычайно напряжённая и богатая внутренняя жизнь во Христе не сочеталась у него с официальной церковностью и далеко превосходила её. Поэтому Терстеген не принимал участия в таинствах и церковных богослужениях. При этом он всегда подчёркивал, что это его личный выбор; церковный сепаратизм он никогда не проповедовал и к нему никого не принуждал (впрочем, в последние годы жизни его позиция смягчилась, и он стал иногда посещать богослужения). Со многими пасторами Реформатской Церкви он был в наилучших отношениях, многие из них считали его своим духовным наставником.
Когда в 50-е годы XVIII в. его дом не мог вместить желающих посещать его внебогослужебные собрания и слушать его проповеди, то некоторые местные пасторы написали на него в консисторию в Дуйсбург жалобу – что он отвращает народ от Церкви, и т.п. Из Дуйсбурга приехала комиссия, которая, разобравшись в деле, Терстегена оправдала, а пасторов-подателей жалобы укорила, что вместо того, чтобы жаловаться, брали бы они с Терстегена пример и проповедывали также, как он – и тогда их церкви были бы также полны.
В 1754 г. по поручению Фридриха Великого в Мюльхайм прибыл член верховной консистории Пруссии Юлиус Хекер, чтобы проверить проповедь и пастырскую работу Терстегена на предмет соответствия церковному учению. По результатам проверки деятельности Терстегена была дана положительная оценка.
Итак, что мы видим? Мирянина, окормляющего лично и в письмах пол-Германии, Голландию и другие страны; церковного сепаратиста, «оттягивающего» из церквей на свои проповеди массу народа. И что делают с этим человеком официальные церковные комиссии, одна из которых – самого высшего уровня? Оправдывают его деятельность и ставят его в пример жалующимся на него пасторам.
Это XVIII век.

Я это пишу вовсе не для какой бы то ни было претензии, никому не в укор, не в осуждение… а просто размышляю сам для себя. И главный вывод из этих размышлений – вот он, опыт. Триста лет назад что-то уже пройдено и решено в церковной жизни, то, о чём мы сегодня «внутри» и подумать боимся (но придётся рано или поздно…). И нужно не отгораживаться, не запираться, не замыкаться, не закукливаться в себе – а этот опыт узнавать и изучать.
P.S. Написано это вовсе не с целью критики тех или иных сторон современной церковной жизни. Поэтому прошу воздержаться в комментариях от какого бы то ни было осуждения. Это всего лишь заметка, – чтобы просто задуматься вообще над проблемой «своего» и «иного», в том числе и в историческом опыте церковной жизни.

Share

Добавить комментарий

В соц. сетях
Рубрики раздела
Архивы