и … болью

ЛГБТ

Как Бог мог позволить такому случиться?

Дочь известного проповедника, Билли Грэма участвовала в телепередаче посвящённой событиям 11 сентября 2001 года. На вопрос ведущей Джейн Клэйсон: «Как Бог мог позволить такому случиться?» Анна Грэм дала очень глубокий и проницательный ответ.

Она сказала:

«Я верю, что Бог так же, как и мы, глубоко скорбит о том, что произошло. Но ведь мы годами выгоняли Бога из наших школ, из нашего правительства, из нашей жизни. И я думаю, что Бог, будучи джентльменом, просто отступил.

Можем ли мы ожидать от Бога благословения и защиты, если мы при этом требуем, чтобы Он нас оставил?»

Давайте вспомним… По-моему, все началось, когда Мэдлин Мюррэй О’Хара (она была убита, ее тело было найдено недавно) заявила, что в школе не место молитве, и мы сказали: «Хорошо».

Потом кто-то сказал, что лучше бы в школе не читать Библию (Библию, в которой сказано: «Не убивай», «Не кради» и «Возлюби ближнего твоего, как самого себя»!).

И мы сказали «Хорошо».

Затем доктор Бенжамин Спок сказал, что нам не следует применять телесные наказания к нашим детям, когда они плохо себя ведут, потому что этим мы повредим их маленьким личностям — мы можем испортить их чувство собственного достоинства (сын доктора Спока покончил жизнь самоубийством).

И мы сказали: «Он — специалист и знает, о чем говорит». И так мы сказали: «Хорошо».

Потом кто-то сказал, что учителям и директорам нельзя наказывать наших детей. А администрации школ строго-настрого запретили своим преподавателям даже касаться провинившихся учеников, потому что им не нужна плохая реклама и уж тем более они не хотят отвечать за это перед судом (есть большая разница между наказанием и прикосновением, поркой, унижением, битьем и т.д.).

И мы сказали: «Хорошо».

Затем кто-то сказал: «Давайте разрешим нашим дочерям делать аборты, если они этого хотят. Им даже не придется рассказывать родителям». И мы сказали: «Хорошо».

Тогда какой-то мудрый член школьного совета сказал: «Мальчишки всегда будут мальчишками и всегда будут этим заниматься.

Так что давайте дадим нашим сыновьям столько презервативов, сколько они хотят, чтобы они могли развлекаться, как им угодно. А нам не придется рассказывать их родителям, что они получили их в школе». И мы сказали: «Хорошо».

Потом кто-то из нами же выбранной верховной власти сказал, что неважно, что у нас в частной жизни, если мы хорошо делаем свою работу.

И, соглашаясь с этим, мы сказали, что нам неважно, кто (включая президента) чем в частной жизни занимается, если у нас есть работа и с экономикой все в порядке.

Тогда кто-то сказал: «Давайте печатать журналы с изображением обнаженных женщин и будем называть это здоровой практической высокой оценкой красоты женского тела». И мы сказали: «Хорошо».

Тогда некоторые пошли с этой высокой оценкой еще дальше и начали публиковать фотографии обнаженных детей, а затем и еще дальше, поместив их в Интернет. И мы сказали: «Хорошо, у них есть свобода слова».

Затем индустрия развлечений сказала: «Давайте делать фильмы и телепрограммы, пропагандирующие насилие, богохульство и запрещенный секс. И давайте записывать музыку, поощряющую употребление наркотиков, изнасилования, убийства, самоубийства и сатанизм».

И мы сказали: «Это всего лишь развлечение, негативного эффекта эта музыка не несет, всерьез ее никто не воспринимает, так что продолжайте в том же духе».

И теперь мы спрашиваем себя, почему у наших детей нет совести, почему они не могут отличить плохое от хорошего, почему они, не задумываясь, убивают незнакомцев, своих одноклассников и самих себя.

Возможно, если мы всерьез и надолго задумаемся, то мы сможем в этом разобраться. Я думаю, что здесь дело в том, что «что посеешь, то и пожнешь».

Один молодой человек написал: «Дорогой Господь, почему Ты не спас маленькую девочку, убитую прямо у себя в классе? Искренне Твой, беспокоящийся студент».

Вот ответ: «Дорогой беспокоящийся студент, Меня не пускают в школы. Искренне твой, Бог».

Смешно, как людям легко избавляться от Бога, а потом удивляться, почему мир превращается в ад.

Смешно, когда мы верим тому, что говорят газеты, и сомневаемся в том, что говорит Библия.

Смешно, когда все хотят попасть на небеса, при этом не веря, не думая, не говоря и не делая ничего из того, о чем говорит Библия.

Смешно, когда кто-то говорит «Я верю в Бога», но сам следует за сатаной, тоже, между прочим, «верящего» в Бога.

Смешно, когда нам так легко судить и так трудно быть судимыми другими.

Смешно, когда глупые шутки распространяются со скоростью света, но люди дважды подумают, поделиться ли с друзьями статусом или заметкой, в котором говорится о Боге.

Смешно, когда все непристойное, грубое, похотливое и вульгарное спокойно находится в Интернете, а в школе или на работе открытая дискуссия о Боге невозможна.

Смешно, когда можно быть «всеми руками за» Христа по воскресеньям, но быть незаметным христианином всю остальную неделю. Вы еще не смеетесь?

Share

Канадский синдром: Борьба за ЛГБТ-права уничтожает семью и свободу

(null)

Нам нужно понять, что в конечном итоге движение за права ЛГБТ включает в себя централизованную государственную власть и конец нашим правам и свободам.
Я – одна из тех шестерых взрослых детей родителей-гомосексуалистов, которые недавно послали письмо в Верховный суд США, прося судей уважать желание граждан сохранить определение брака как союза между одним мужчиной и одной женщиной и исключить все другие определения, чтобы дети могли знать своих биологических родителей и воспитываться ими. Я сама живу в Канаде, где однополые браки были узаконены в 2005 году.

Я – дочь отца-гомосексуалиста, умершего от СПИДа. Своим опытом я поделииась в книге «Покончить с прошлым: О воспитании в гомосексуальной семье» (Out From Under: The Impact of Homosexual Parenting). Более пятидесяти уже выросших детей, воспитанных ЛГБТ-родителями, связались со мной и поделились подобными опасениями на тему жизни с в однополых семьях. Многие из нас имеют проблемы с сексуальностью и определением собственного пола из-за влияния семейного окружения в период роста.

Мы очень сострадаем людям, имеющим проблемы с сексуальностью и половым самоопределением, и не испытываем никакой враждебности к окружающим. В то же время мы любим своих родителей. Однако когда мы пытаемся рассказать свои истории, нам стараются заткнуть рот и поднимают на смех.

Я хочу предупредить Америку: если Верховный Суд узаконит однополые браки, ее ждет жесткое ограничение свобод, дарованных Первой поправкой. Последствия такого решения уже сказываются на Канаде, и по своей природе и масштабу они похожи на то, что описывал Оруэлл в своей антиутопии.

Уроки Канады

В Канаде свобода слова, СМИ, вероисповедания и собрания весьма пострадала из-за давления правительства. Дебаты об однополых браках, которые идут в США, не могли бы существовать легально в нынешней Канаде. Потому что если вы скажете или напишете что-то, что можно посчитать гомофобией (включая неодобрение или хотя бы сомнение в однополых браках), вас подвергнут дисциплинарному взысканию, увольнению или преследованию в законодательном порядке.

Почему полиция преследует несогласных под предлогом искоренения «ксенофобских высказываний», когда существуют законные средства и защита против клеветы, очернения, угроз и обвинений, которые равнозначно применимы ко всем американцам? Политика против преступлений на почве нетерпимости, использующая такие термины как «сексуальная ориентация» и «гендерная идентичность» создает неравномерную защиту со стороны закона, при которой одни группы получают больше защиты, чем другие.

Увидев, как массовая истерия в штате Индиана заставила законодателей отказаться от принятия Акта о восстановлении свободы вероисповедания, многие американцы начинают понимать, что некоторые левые активисты хотят ввести госконтроль над всеми институтами и свободами. В этой схеме личная автономия и свобода слова становятся ничем иным, чем несбыточными мечтами, а дети становятся просто вещью.

Дети – это не вещи, которые можно забрать у кровных родителей и передать взрослым, которые никак с ними не связаны. Дети в однополых семьях часто скрывают свое горе и притворяются, что не скучают по биологическим родителям, ощущая давление со стороны взрослых, которые учат их говорить о ныне существующей «семье» только позитивно, учитывая всю политику, которая крутится вокруг ЛГБТ. Однако когда дети теряют своих биологических родителей по таким причинам как смерть, развод, усыновление или искусственная технология рождения, они ощущают внутри болезненную пустоту. То же самое происходило с нами, когда наши родители приводили в наши жизни своих однополых партнеров. Того, кто никогда не мог заменить нашего отсутствующего биологического родителя.

Государство как окончательный судья в воспитании

Раз за разом нам говорят, что «законодательное разрешение однополых браков не нарушит ничьих прав». Это ложь.

Когда в 2005 году в Канаде легализовали однополые «браки», отцовство и материнство немедленно получили новое определение. Закон о гомосексуальных «браках» Канады, Bill C-38, включал пункт об искоренении термина «биологический родитель» и замене его в федеральном законе нейтральным обозначением «законный родитель». Теперь, как определило государство, у всех детей есть только «законные родители». Таким образом, законодательно искореняя биологическое родительство, государство игнорирует первичное право ребенка на неизменное, неотъемлемое желание знать и быть воспитываемым своими собственными биологическими родителями.

Матери и отцы — это уникальный дополняющий друг друга дар. В противовес логике однополых «браков», пол родителей имеет огромное значение для здорового развития детей. Мы знаем, например, что большинство мужчин, находящихся в тюрьмах, в детстве росли без отца. Отцы, благодаря своей природе, являются воплощением руководства, защиты и дисциплины, они устанавливают границы и определяют процент приключения и риска в жизни ребенка. Однако отцы не могут питать детей в чреве, рожать их и кормить грудью. Матери питают детей уникальным, полезным для них образом, который не может быть продублирован отцами.

Не нужно быть профессором, чтобы понимать, что мужчины и женщины анатомически, биологически, физиологически, психологически, гормонально и неврологически отличаются друг от друга. Эти уникальные различия на протяжении всей жизни приносят такую пользу для детей, которая не может быть повторена однополым «законным» родителем, играющим различные гендерные роли и пытающимся заменить отсутствующий пример мужчины или женщины в доме.

Однополые «браки» не только лишают детей их собственного права на естественных родителей, они дают государству власть перешагивать через автономию биологических родителей, что означает узурпацию правительством прав родителей.

Грядут трибуналы за «ксенофобские высказывания»

В Канаде считается дискриминацией мнение о том, что брак может быть только между мужчиной и женщиной или что каждый ребенок должен знать и воспитываться своими биологическими женатыми друг на друге родителями. В Канаде это не просто неполиткорректно: вас могут закидать тысячами долларов юридических претензий и вынудить проходить групповую психотерапию.

Любой оскорбленный тем, что вы сказали или написали, может подать жалобу в Суд и Комиссию по правам человека. В Канаде эти организации следят и наказывают граждан за любые оппозиционные высказывания по отношению к людям нетрадиционной сексуальной ориентации. Нужна лишь жалоба, чтобы человек предстал перед трибуналом и уплатил десятки тысяч долларов штрафов. У комиссий есть полномочия проникать в частные апартаменты и изымать любые предметы в ходе проверки человека на «ксенофобские высказывания».

Юридические издержки истца, подавшего жалобу, полностью оплачиваются государством. С ответчиком дело обстоит по-другому: даже если его признали невиновным, он никак не может возместить свои юридические издержки. Если его признали виновным, он еще должен выплатить штраф человеку (людям), подавшему жалобу.

Если ваши убеждения, моральные ценности и политическое мнение отличаются от государственных, вы рискуете потерять профессиональную лицензию, работу, бизнес и даже детей. Ярчайший пример – община ортодоксальных иудеев Лев Тахор («Чистое сердце»). Многие члены которой, вовлеченные в битву за опеку с центрами по защите детей, начали покидать Чатам, Онтарио и уезжать в Гватемалу в марте 2014 года, чтобы избежать правительственного преследования за свое вероисповедание, которое не соответствовало руководящим принципам провинции. Из двухсот членов общины только полдюжины семей остаются жить в Чатаме.

Родители могут ожидать вмешательства государства всегда, когда дело касается моральных ценностей, воспитания и образования, причем не только в школе. Государство имеет доступ в ваш дом, чтобы следить за вами, как родителем, и оценивать вашу пригодность. И если государству не нравится то, чему вы учите своих детей, оно попытается забрать их из вашей семьи.

Учителя не могут выражать свое мнение путем комментариев публикаций в социальных сетях, написанием писем редакторам СМИ, участием в общественных дебатах и даже голосованием так, как диктует им их совесть. Они могут быть оштрафованы или понижены в должности. По прихоти бюрократов они в обязательном порядке могут быть направлены на курсы переобразования или групповую психотерапию, или их могут уволить за политически некорректные мысли.

Когда в Канаде были узаконены однополые «браки», был введен гендерно нейтральный язык. Новояз объявляет дискриминативным предположение, что человек – либо мужчина либо женщина, другим словом, гетеросексуал. Теперь особый гендерно-не-обособленный язык используется в СМИ, в официальных заявлениях правительства, на рабочих местах и особенно в школах, чтобы избежать появления невежественности, гомофобии и дискриминации. Во многих школах используется особые курсы, чтобы научить студентов пользоваться правильным нейтральным гендерным языком. Без ведома многих родителей в канадских школах постепенно уничтожаются использование гендерных терминов для описания мужа и жены, отца и матери, Дня Матери и Отца, и местоимения «он» и «она».

Что важнее: сексуальная независимость или Первая поправка?

Недавно американский профессор, пожелавший остаться неизвестным, в интервью журналу The American Conservative задал вопрос: будет ли сексуальная автономия стоит нам наших свобод. «Сейчас тот самый момент, – сказал он, – когда еще не поздно спросить себя: что важнее — сексуальная независимость или Первая поправка?»

Согласно Канадской хартии прав и свобод, граждане Канады имеют право на: (1) свободу совести и вероисповедания; (2) свободу мысли, веры, мнения и выражения, включая свободу прессы и других средств коммуникации; (3) свободу мирных собраний; и (4) свободу профсоюзов. В реальности все эти свободы были урезаны при легализации однополых «браков».

Организаторы свадеб, владельцы банкетных залов, гостиниц, флористы, фотографы и пекари уже не имеют свобод; право совести игнорируется, а религиозные свободы в Канаде попраны. Однако это происходит не только в индустрии свадеб. Любой владелец бизнеса не может позволить себе применить тактику или принять какое-то решение, если они не согласуются с решениями судов или правительственными законами против дискриминации по сексуальной ориентации и гендерному самоопределению. В конечном итоге это означает, что государство диктует своим гражданам, могут ли они выражать свое мнение или нет.

Свобода собраний и свобода выражать свое мнение о браке между мужчиной и женщиной, семье и сексуальности тоже ограничена. Большинство религиозных общин во избежание огромных штрафов стали «политически корректными». Канадские СМИ ограничены Канадским радио, телевидением и комиссией по телекоммуникациям (CRTC), которая похожа на Федеральное агентство по связям в США. Если в СМИ появится что-нибудь дискриминационное, будет отозвана лицензия на вещание и «органы защиты прав человека» могут наложить штрафы и ограничить выпуск будущих программ.

Примером законно урезанной речи в отношении гомосексуальности в Канаде служит случай Билла Уаткотта (Bill Whatcott), арестованного за ксенофобские высказывания в апреле 2014 года после раздачи памфлетов, критикующих гомосексуализм. Независимо от того, разделяете ли вы его мнение или нет, вас должно поразить то, как правительство затыкает людям рот. Книги, DVD и другие материалы могут быть также конфискованы на канадской границе, если материалы сочтут «разжигающими вражду».

Американцам нужно подготовиться к такому же контролируемому обществу в США, если Верховный Суд изменит суть брака как института сочетания мужчины и женщины. Это значит, что вне зависимости от ваших убеждений, правительство будет иметь возможность регулировать ваши высказывания, записи, встречи и даже свободу волеизъявления. Американцам также нужно понять, что окончание борьбы за права ЛГБТ означает централизованную государственную власть – и конец свобод, предоставляемых Первой поправкой к Конституции США.

Автор: Дон Стефанович (Dawn Stefanowicz)

Источник: The Public Discourse

Share
В соц. сетях
Рубрики раздела
Архивы