и … болью

Семья

Я навсегда запомнил этот урок

img_4127.jpg

Это было еще в Ленинграде, в середине 80-х.

Ехал я в маршрутке на Васильевский.
На сиденье рядом бушевал ребенок, лет шести. Его мама безучастно смотрела в окно, не реагировала. А он дергал и дергал ее за рукав.
За окном проплывали деревья, дождик моросил, серо было, ну, Ленинград! Ребенок что-то требовал или что-то утверждал. И тут вдруг она как развернется от окна к нему, как дернет его за руку на себя и как прошипит ему:
— Что ты хочешь от меня?!
Он запнулся.
— Что ты хочешь, я тебя спрашиваю?! Да ты вообще знаешь, кто ты такой?! Ты никто! Понял?! Ты никто-о! — она это выдохнула ему в лицо, просто выплеснула.

Мальчик смотрел на нее, и мне показалось, у него дрожит голова. Или это я дрожал. Почувствовал, как потеет спина.
Помню первую мысль: — Неужели это она ему говорит?! О ком она думает в этот момент?!
— Видеть тебя не могу, — прошептала она.
— Ты же убила его! — сказал я, но никто меня не услышал.

В маршрутке, как ни в чем не бывало, продолжали дремать люди.
Я сидел, не шевелясь. А мальчик не плакал. Она отбросила его руку и снова развернулась к окну. Он уже не бушевал, притих, как-то сразу. Смотрел в разорванную спинку сиденья напротив и молчал. А у меня было желание встать и при всех, вот сейчас просто разорвать ее на части!
Сказать ей: — Это ты б… последняя! Это ты никто! Ты же убила его! Клянусь, я бы сделал это!..
Мальчик сдерживал меня. Я закрыл глаза, стал глубоко дышать, чтобы успокоиться как-то.

А когда открыл их, увидел конфету. Молодой парень, похоже, студент, такой светлый, кучерявый, в джинсовом костюме, протягивал конфету мальчику.
Он еще встряхнул рукой, сказал: — Бери, это тебе.
Тот взял. И тут же парень протянул ему вторую конфету. Мальчик помедлил и взял вторую. Дальше происходило действие, вспоминая которое, я еле сдерживаю слезы.

Мальчик не стал есть, он коснулся маминой руки. Она не сразу повернула к нему лицо. Но все-таки повернула. И видно хотела добить его. Но он протягивал ей конфету. Она посмотрела на него, на конфету, я видел, она недоумевает. Тогда он вложил ей конфету в руку. Она, как обожглась, быстро вернула ему.
— Я не хочу, — сказала.
Две конфеты лежали у него на ладони. Руку он не опускал.
— Ешь сам, — сказала она и тихо добавила, — я не хочу… Честное слово.
Тогда он положил конфету к ней на колени. Никогда не забуду эту паузу. И эту взрослость.

Передо мной за несколько минут этих мальчик стал мужчиной, а она из злой, раздраженной стервы стала красивой молодой женщиной. Во всяком случае, это я так почувствовал.
Она молчала. Долго-долго молчала. Смотрела на него так, словно только увидела. Потом обняла. И он ее обнял. Потом он развернул конфету и дал ей. И пока она не положила ее в рот, сам не ел. Вы представляете такое?! Это был еще одни шок, но уже другой.

Я тогда подумал о себе.
Я подумал: — Вот ты сидишь, такой праведник, ты хотел встать, обвинить, ты хотел ее «разорвать», переделать. И ты бы ничего не добился, кроме скандала и брани. А этот мальчик, посмотри, насколько он мудр, как он велик, этот мальчик, он взял другим. И пронял до самых печенок, до сердца, до слез. — А еще этот молодой парень, который дал ему две конфеты, — подумал я, — он ведь не просто так дал две.

Я огляделся… В заднем стекле маршрутки увидел этого молодого парня, он уходил вдаль по «моросящей» улице. А мама и сын сидели, склонив головы, друг к другу. Как молодые влюбленные, ей богу! Тут водитель объявил мою остановку. Я, выходя, дотронулся до руки мальчика.
Я этим сказал ему: «Спасибо». Не думаю, что он понял, но это и не важно.

Я навсегда запомнил этот урок. Запомнил-то, запомнил, но должны были пройти годы, чтобы я его осознал. Что это и есть настоящее воспитание. О котором не все взрослые знают. Что только примером и воспитывают.
Не криком, не обвинениями, не битьем, нет. Только пример работает, больше ничто. И мальчик этот показал пример. И ей, и мне. И он изменил нас.
Где он, этот мальчик?! Где ты, мальчик?! Что с тобой сегодня? Как же ты нам нужен всем, а?! Мы ведь без тебя пропадем.
Kaktus

Share

Обалденнная история

(null)

Все у меня шло хорошо, жена досталась просто на зависть, трое детей-погодков только в радость, бизнес развивался в таком темпе, чтобы жить с него было можно, а внимания лишнего к себе не привлекал… Сначала даже не верилось, потом привык и думал, что всегда так и будет.

А на двадцатом году появилась в жизни трещина. Началось со старшего сына…

Меня родители воспитывали строго, и как подрос, наказывали по сторонам ничем не размахивать, а выбрать хорошую девушку по душе, жениться и строить семью. Я так и сделал и ни разу не пожалел. И детей своих этому учил. Только то ли времена изменились, то ли девушки другие пошли, но не может сын такой девушки отыскать, чтобы смотрела ему в глаза, а не ниже пояса или в кошелек. И деньги есть, и образование получает, и внешностью Бог не обидел, а все какая-то грязь на него вешается. И мается парень, и мы за него переживаем, словом, невесело стало в доме.

Дальше – хуже. Заболела теща, положили в больницу, там она через неделю и умерла. Отплакали, отрыдались…

Тесть остался один, не справляется. А родители жены попались просто золотые люди, между своими и ее родителями никогда разницу не делал. Забираем тестя к себе, благо место есть. Жена довольна, дети счастливы, ему спокойнее. Все бы хорошо, НО!

У тещи был пес, то ли черный терьер, то ли ризен, то ли просто черное лохматое животное. Забрали и его, себе на горе. Все грызет, детей прикусывает, на меня огрызается, гадит, гулять его надо выводить вдвоем, как на распорке. Вызывал кинологов, денег давал без счету чтоб научили, как с ним обходиться, без толку. Говорят, проще усыпить…

Но… тут тесть сказал, что когда собачка умрет, тогда и ему пора. Оставили до очередного раза. Дети ходят летом в джинсах, с длинными рукавами: покусы от меня прячут, жалеют дедушку. К осени совсем кранты пришли, озверел, грызет на себе шкуру, воет. Оказывается, его еще и надо триминговать. Объехали все салоны, нигде таких злобных не берут. Наконец, знающие люди натакали на одного мастера, который возьмется. Позвонили, назначили время: 7 утра.

Привожу. Затаскиваю. Кобель рвется, как бешеный. Выходит молоденькая девчушка крошечных размеров. Так и так, говорю, любые деньги, хоть под наркозом (а сам думаю, чтоб он не проснулся под этим наркозом, сил уже нет).

Берет она у меня из рук поводок, велит прийти ровно без десяти десять, и преспокойно уводит его. Прихожу как велено. Смотрю, эта девчушка выстригает шерсть между пальцами у шикарного собакера. Тот стоит на столе, стоит прямо, гордо, не шевелясь, как лейтенант на параде, а во рту у него его резиновый синий мячик. Я аж загляделся. Только когда он на меня глаз скосил, тогда я понял, что это и есть мой кобель. А эта пигалица мне и говорит:

– Хорошо, что Вы вовремя пришли, я вам покажу, как ему надо чистить зубы и укорачивать когти.

Тут я не выдержал, какие зубы! Рассказал ей всю историю, как есть. Она подумала и говорит:

– Вы должны вникнуть в его положение. Вам-то известно, что его хозяйка умерла, а ему нет. В его понимании вы его из дома украли в отсутствии хозяйки и насильно удерживаете. Тем более, что дедушка тоже расстраивается. И раз он убежать не может, то он старается сделать все, чтобы вы его из дома выкинули. Поговорите с ним по-мужски, объясните, успокойте…

Загрузил я кобеля в машину, поехал прямиком в старый тещин дом. Открыл, там пусто, пахнет нежилым. Рассказал ему все, показал. Пес слушал. Не верил, но не огрызался. Повез его на кладбище, показал могилку. Тут подтянулся тещин сосед, своих навещал. Открыли бутылочку, помянули, опять разговорились. И вдруг пес ПОНЯЛ! Морду свою задрал и завыл, потом лег около памятника и долго лежал, морду под лапы затолкал. Я его не торопил…

Когда он сам поднялся, тогда и пошли к машине. Домашние пса не узнали, а узнали, так сразу и не поверили. Рассказал, как меня стригалиха надоумила, и что из этого вышло. Сын дослушать не успел, хватает куртку, ключи от машины, просит стригалихин адрес.

– Зачем тебе, спрашиваю.
– Папа, я на ней женюсь.
– Совсем тронулся, говорю. Ты ее даже не видел. Может, она тебе и не пара.
– Папа, если она прониклась положением собаки, то неужели меня не поймет?

Короче, через три месяца они и поженились. Сейчас подрастают трое внуков. А пес? Верный, спокойный, послушный, невероятно умный пожилой пес помогает их нянчить. Они ему и чистят зубы по вечерам.

Автора не нашла. Найдете, киньте ссылку на первоисточник. Алсу Гильмутдинова

Share

Канадский синдром: Борьба за ЛГБТ-права уничтожает семью и свободу

(null)

Нам нужно понять, что в конечном итоге движение за права ЛГБТ включает в себя централизованную государственную власть и конец нашим правам и свободам.
Я – одна из тех шестерых взрослых детей родителей-гомосексуалистов, которые недавно послали письмо в Верховный суд США, прося судей уважать желание граждан сохранить определение брака как союза между одним мужчиной и одной женщиной и исключить все другие определения, чтобы дети могли знать своих биологических родителей и воспитываться ими. Я сама живу в Канаде, где однополые браки были узаконены в 2005 году.

Я – дочь отца-гомосексуалиста, умершего от СПИДа. Своим опытом я поделииась в книге «Покончить с прошлым: О воспитании в гомосексуальной семье» (Out From Under: The Impact of Homosexual Parenting). Более пятидесяти уже выросших детей, воспитанных ЛГБТ-родителями, связались со мной и поделились подобными опасениями на тему жизни с в однополых семьях. Многие из нас имеют проблемы с сексуальностью и определением собственного пола из-за влияния семейного окружения в период роста.

Мы очень сострадаем людям, имеющим проблемы с сексуальностью и половым самоопределением, и не испытываем никакой враждебности к окружающим. В то же время мы любим своих родителей. Однако когда мы пытаемся рассказать свои истории, нам стараются заткнуть рот и поднимают на смех.

Я хочу предупредить Америку: если Верховный Суд узаконит однополые браки, ее ждет жесткое ограничение свобод, дарованных Первой поправкой. Последствия такого решения уже сказываются на Канаде, и по своей природе и масштабу они похожи на то, что описывал Оруэлл в своей антиутопии.

Уроки Канады

В Канаде свобода слова, СМИ, вероисповедания и собрания весьма пострадала из-за давления правительства. Дебаты об однополых браках, которые идут в США, не могли бы существовать легально в нынешней Канаде. Потому что если вы скажете или напишете что-то, что можно посчитать гомофобией (включая неодобрение или хотя бы сомнение в однополых браках), вас подвергнут дисциплинарному взысканию, увольнению или преследованию в законодательном порядке.

Почему полиция преследует несогласных под предлогом искоренения «ксенофобских высказываний», когда существуют законные средства и защита против клеветы, очернения, угроз и обвинений, которые равнозначно применимы ко всем американцам? Политика против преступлений на почве нетерпимости, использующая такие термины как «сексуальная ориентация» и «гендерная идентичность» создает неравномерную защиту со стороны закона, при которой одни группы получают больше защиты, чем другие.

Увидев, как массовая истерия в штате Индиана заставила законодателей отказаться от принятия Акта о восстановлении свободы вероисповедания, многие американцы начинают понимать, что некоторые левые активисты хотят ввести госконтроль над всеми институтами и свободами. В этой схеме личная автономия и свобода слова становятся ничем иным, чем несбыточными мечтами, а дети становятся просто вещью.

Дети – это не вещи, которые можно забрать у кровных родителей и передать взрослым, которые никак с ними не связаны. Дети в однополых семьях часто скрывают свое горе и притворяются, что не скучают по биологическим родителям, ощущая давление со стороны взрослых, которые учат их говорить о ныне существующей «семье» только позитивно, учитывая всю политику, которая крутится вокруг ЛГБТ. Однако когда дети теряют своих биологических родителей по таким причинам как смерть, развод, усыновление или искусственная технология рождения, они ощущают внутри болезненную пустоту. То же самое происходило с нами, когда наши родители приводили в наши жизни своих однополых партнеров. Того, кто никогда не мог заменить нашего отсутствующего биологического родителя.

Государство как окончательный судья в воспитании

Раз за разом нам говорят, что «законодательное разрешение однополых браков не нарушит ничьих прав». Это ложь.

Когда в 2005 году в Канаде легализовали однополые «браки», отцовство и материнство немедленно получили новое определение. Закон о гомосексуальных «браках» Канады, Bill C-38, включал пункт об искоренении термина «биологический родитель» и замене его в федеральном законе нейтральным обозначением «законный родитель». Теперь, как определило государство, у всех детей есть только «законные родители». Таким образом, законодательно искореняя биологическое родительство, государство игнорирует первичное право ребенка на неизменное, неотъемлемое желание знать и быть воспитываемым своими собственными биологическими родителями.

Матери и отцы — это уникальный дополняющий друг друга дар. В противовес логике однополых «браков», пол родителей имеет огромное значение для здорового развития детей. Мы знаем, например, что большинство мужчин, находящихся в тюрьмах, в детстве росли без отца. Отцы, благодаря своей природе, являются воплощением руководства, защиты и дисциплины, они устанавливают границы и определяют процент приключения и риска в жизни ребенка. Однако отцы не могут питать детей в чреве, рожать их и кормить грудью. Матери питают детей уникальным, полезным для них образом, который не может быть продублирован отцами.

Не нужно быть профессором, чтобы понимать, что мужчины и женщины анатомически, биологически, физиологически, психологически, гормонально и неврологически отличаются друг от друга. Эти уникальные различия на протяжении всей жизни приносят такую пользу для детей, которая не может быть повторена однополым «законным» родителем, играющим различные гендерные роли и пытающимся заменить отсутствующий пример мужчины или женщины в доме.

Однополые «браки» не только лишают детей их собственного права на естественных родителей, они дают государству власть перешагивать через автономию биологических родителей, что означает узурпацию правительством прав родителей.

Грядут трибуналы за «ксенофобские высказывания»

В Канаде считается дискриминацией мнение о том, что брак может быть только между мужчиной и женщиной или что каждый ребенок должен знать и воспитываться своими биологическими женатыми друг на друге родителями. В Канаде это не просто неполиткорректно: вас могут закидать тысячами долларов юридических претензий и вынудить проходить групповую психотерапию.

Любой оскорбленный тем, что вы сказали или написали, может подать жалобу в Суд и Комиссию по правам человека. В Канаде эти организации следят и наказывают граждан за любые оппозиционные высказывания по отношению к людям нетрадиционной сексуальной ориентации. Нужна лишь жалоба, чтобы человек предстал перед трибуналом и уплатил десятки тысяч долларов штрафов. У комиссий есть полномочия проникать в частные апартаменты и изымать любые предметы в ходе проверки человека на «ксенофобские высказывания».

Юридические издержки истца, подавшего жалобу, полностью оплачиваются государством. С ответчиком дело обстоит по-другому: даже если его признали невиновным, он никак не может возместить свои юридические издержки. Если его признали виновным, он еще должен выплатить штраф человеку (людям), подавшему жалобу.

Если ваши убеждения, моральные ценности и политическое мнение отличаются от государственных, вы рискуете потерять профессиональную лицензию, работу, бизнес и даже детей. Ярчайший пример – община ортодоксальных иудеев Лев Тахор («Чистое сердце»). Многие члены которой, вовлеченные в битву за опеку с центрами по защите детей, начали покидать Чатам, Онтарио и уезжать в Гватемалу в марте 2014 года, чтобы избежать правительственного преследования за свое вероисповедание, которое не соответствовало руководящим принципам провинции. Из двухсот членов общины только полдюжины семей остаются жить в Чатаме.

Родители могут ожидать вмешательства государства всегда, когда дело касается моральных ценностей, воспитания и образования, причем не только в школе. Государство имеет доступ в ваш дом, чтобы следить за вами, как родителем, и оценивать вашу пригодность. И если государству не нравится то, чему вы учите своих детей, оно попытается забрать их из вашей семьи.

Учителя не могут выражать свое мнение путем комментариев публикаций в социальных сетях, написанием писем редакторам СМИ, участием в общественных дебатах и даже голосованием так, как диктует им их совесть. Они могут быть оштрафованы или понижены в должности. По прихоти бюрократов они в обязательном порядке могут быть направлены на курсы переобразования или групповую психотерапию, или их могут уволить за политически некорректные мысли.

Когда в Канаде были узаконены однополые «браки», был введен гендерно нейтральный язык. Новояз объявляет дискриминативным предположение, что человек – либо мужчина либо женщина, другим словом, гетеросексуал. Теперь особый гендерно-не-обособленный язык используется в СМИ, в официальных заявлениях правительства, на рабочих местах и особенно в школах, чтобы избежать появления невежественности, гомофобии и дискриминации. Во многих школах используется особые курсы, чтобы научить студентов пользоваться правильным нейтральным гендерным языком. Без ведома многих родителей в канадских школах постепенно уничтожаются использование гендерных терминов для описания мужа и жены, отца и матери, Дня Матери и Отца, и местоимения «он» и «она».

Что важнее: сексуальная независимость или Первая поправка?

Недавно американский профессор, пожелавший остаться неизвестным, в интервью журналу The American Conservative задал вопрос: будет ли сексуальная автономия стоит нам наших свобод. «Сейчас тот самый момент, – сказал он, – когда еще не поздно спросить себя: что важнее — сексуальная независимость или Первая поправка?»

Согласно Канадской хартии прав и свобод, граждане Канады имеют право на: (1) свободу совести и вероисповедания; (2) свободу мысли, веры, мнения и выражения, включая свободу прессы и других средств коммуникации; (3) свободу мирных собраний; и (4) свободу профсоюзов. В реальности все эти свободы были урезаны при легализации однополых «браков».

Организаторы свадеб, владельцы банкетных залов, гостиниц, флористы, фотографы и пекари уже не имеют свобод; право совести игнорируется, а религиозные свободы в Канаде попраны. Однако это происходит не только в индустрии свадеб. Любой владелец бизнеса не может позволить себе применить тактику или принять какое-то решение, если они не согласуются с решениями судов или правительственными законами против дискриминации по сексуальной ориентации и гендерному самоопределению. В конечном итоге это означает, что государство диктует своим гражданам, могут ли они выражать свое мнение или нет.

Свобода собраний и свобода выражать свое мнение о браке между мужчиной и женщиной, семье и сексуальности тоже ограничена. Большинство религиозных общин во избежание огромных штрафов стали «политически корректными». Канадские СМИ ограничены Канадским радио, телевидением и комиссией по телекоммуникациям (CRTC), которая похожа на Федеральное агентство по связям в США. Если в СМИ появится что-нибудь дискриминационное, будет отозвана лицензия на вещание и «органы защиты прав человека» могут наложить штрафы и ограничить выпуск будущих программ.

Примером законно урезанной речи в отношении гомосексуальности в Канаде служит случай Билла Уаткотта (Bill Whatcott), арестованного за ксенофобские высказывания в апреле 2014 года после раздачи памфлетов, критикующих гомосексуализм. Независимо от того, разделяете ли вы его мнение или нет, вас должно поразить то, как правительство затыкает людям рот. Книги, DVD и другие материалы могут быть также конфискованы на канадской границе, если материалы сочтут «разжигающими вражду».

Американцам нужно подготовиться к такому же контролируемому обществу в США, если Верховный Суд изменит суть брака как института сочетания мужчины и женщины. Это значит, что вне зависимости от ваших убеждений, правительство будет иметь возможность регулировать ваши высказывания, записи, встречи и даже свободу волеизъявления. Американцам также нужно понять, что окончание борьбы за права ЛГБТ означает централизованную государственную власть – и конец свобод, предоставляемых Первой поправкой к Конституции США.

Автор: Дон Стефанович (Dawn Stefanowicz)

Источник: The Public Discourse

Share

Любите и будьте любимы

(null)

Многие люди в наше время отмечают день влюбленных. Существуют разные версии касательно истории возникновения этого праздника, но какая из них правдивая — не знаю. В любом случае, мне просто захотелось поделиться одним отрывком из хорошей книги о семейных отношениях (ее фото внизу), которую мне довелось переводить несколько лет назад и которая стала для меня ответом на некоторые личные вопросы. Она была написана пожилыми христианами, мужем и женой, воспитавшими пятерых детей и имеющими около десяти внуков (на обложке — не их фото)).

(null)

Итак, немного юмора:

«Одна супружеская пара отмечала золотую свадьбу — пятьдесят лет совместной жизни. Они испекли торт и хорошо провели этот день вместе со своими друзьями и родственниками. Когда все гости разошлись, жена сказала своему мужу: «Я рада, что после всех совместно прожитых лет ты все такой же надежный!». Ее пожилой супруг приложил ладонь к уху и прокричал: «Что ты сказала?» Она ответила: «После всех совместно прожитых лет нашей жизни ты все такой же надежный!». Еще раз он приложил ладонь к уху и прокричал: «Что-что? Я плохо тебя слышу! Можешь повторить еще раз?» В этот раз жена заорала во все горло: «После всех этих лет ты все такой же надежный!!!», на что ее муж c улыбкой ответил: «Да-да, конечно, после всех этих лет ты надоела мне тоже»).

Плохое общение — это, как правило, не только результат плохого слуха. Когда в браке возникают проблемы и разногласия — в этом нет беды, но беда, если люди не научились обсуждать свои проблемы и разногласия. Для любви общение настолько же важно, как и кровь важна для тела. Когда общение перестает «циркулировать внутри брака», то такой брак умирает. Общение — это не попытка перекричать вашу жену или мужа, и не искусство одерживать верх в спорах. Вы можете одержать победу в споре и потерять свой брак. Если вы хотите примирения…то дайте отдых вашим скулам. Молчание — золото.

Однажды муж и жена поехали отдыхать. Он вел машину, а она была «навигатором» с дорожной картой в руках. Через несколько часов пути жена задремала. Когда она проснулась и посмотрела на карту, то спохватилась: «О, нет, мы заблудились!» Потом, виновато посмотрев в сторону мужа, добавила: «Кажется, мы заехали совсем не в ту сторону». Муж тут же разразился раздражительными криками, метая «громы и молнии» в свою жену.
После двух часов «игры в молчанку» они оказались возле поля, на котором заметили пасущегося осла. Муж, показав жене на осла, спросил ее с долей сарказма: «Посмотри, это случайно не твой родственник? Она на несколько секунд задумалась и с невозмутимым спокойствием ответила: «Да, он стал мне родственником после того, как я вышла замуж»).

Общение — это процесс, в течение которого ваша жена может рассказать вам о том, как она себя чувствует, о чем она думает, что она любит, уважает, ненавидит, чего она боится, желает, на что надеется, во что верит и т. д. Если она сможет поделиться с вами всем этим и при этом вы не начнете «Вторую мировую войну», то проведенное совместно время можно будет назвать общением».))

P.S. Желаю вам любить и быть любимыми, желаю хорошего слуха (и физического, и духовного) и спокойствия..только спокойствия (как говорил Карлсон). Кстати, всем советую посмотреть фильм «Командный пункт» (2015) (кто еще не видел) — как раз «по теме».

Татьяна Бугаец
(null)

Share
В соц. сетях
Рубрики раздела
Архивы