и … болью

Виктор Липкович

О термине «Троица». Виктор Липкович

  

От Бытия до Откровения вы не найдёте термина «Троица», но не раз и не два встретите термин «Единый Истинный Бог». О происхождении термина «Троица» и терминов «Триединый Бог», «триединство» на мой взгляд можно уверенно говорить, что по сути такая терминология является «импортной» по отношению к Библии. 

В этом контексте очевидно, что легитимность данного термина весьма сомнительна, но это не означает, что этот термин («Троица») «просится» на «свалку истории». Просто причина появления этого термина действительно заключена кроме всего прочего в том, что не понимая значения «Эхад» «отцы церкви» попытались его неуклюже сформулировать: они не хотели понять того, что Библия не занимается «препарированием Бога» поэтому в принципе и подошли к решению вопроса не как люди веры, а как философы: дело в том, что эта терминология была «импортирована» из эллинской философии и религии. 

Причину этому я вижу в этническом и культурном происхождении «отцов церкви» (к этому моменту евреи, верующие в Йешуа уже ни чего не решали в Церкви): для них еврейская (т.е, Библейская) терминология была в сущности чужда, поэтому, на мой взгляд,они и не утруждали себя исследовательской работой. К том же, один из соборов церкви (ещё до разделения её на западную и восточную) постановил считать подлинником Священного Писания ТОЛЬКО греческие тексты, но не еврейские (это было сделано в том числе и с целью дистанцироваться от еврейских корней христианской веры). Поэтому по сути все выводы они делали на базе переводов Танаха на греческий язык.

 Тем не менее, в настоящие время не следует считать, что всё это просится на свалку: как справедливо заметил Сергей Строков (пастор служения «Живая Вера»), что «если бы в те времена в ходу была китайская терминология, то сегодня христиане пользовались бы ею». Впрочем, совершенно правы и те, кто говорит о том, что нам (евреям) чужда эта терминология потому, что в еврейском алгоритме мышления отсутствует даже «шальная мысль» о «препарировании Б-га»: языческое мышление любит всё раскладывать по полочкам, но часто оказывается, что не по тем полочкам раскладывает. На мой взгляд лучше Шема этот вопрос ни что объяснить не может? 

Однако важно понимать, что Шема в действительности всё-таки говорит о множественности Божества, хотя и не так, как это принято в большинстве христианских деноминаций и конфессий. Дело в том, что до Х века Шема не подвергалась обработки на предмет «расстановки огласовки»: это было излишне: не раз и не два говорится наши учителя говорили о том, что Б-г Израиля един во множестве, размышляя о Его величии. По этой причине оба варианта прочтения были равносильными (например, в учении о Ш’хине Всесильного и равноправными в еврейской религиозной мысли и ни когда не ставились под сомнение. 

Однако, со времён Маймонидов отношение к этому факту начало резко меняться. И в этой связи неизбежен вопрос: что такого сделал Маймон, что о «единстве во множестве» иудаизм начал забывать? На деле всё очень просто: пытаясь защититься от «христианской Троицы» Маймон произвёл подмену в тексте Шема. Дело в том, в Библейском иврите слову ОДИН соответствует два термина: iahid, означающие «абсолютную единицу» (в современном иврите может быть переведено, как «одинокий», например) ehad, что означает «составное единство», которое находим в первых строках книги В начале: vaihi erev vaihi hoker, iom ehad – «и был вечер, и было утро: день один» В Библии Б-г назван словом Ehad, т.е. «составное единство». 

В своих Тринадцати догматах веры Маймониды «перепутали» Ehad и Iahid (хотя это и не путаница, а осознанная подмена понятий). Именно в трудах Маймона мы впервые втречаемся с утверждением, что Б-г представляет собой абсолютное единство: до Маймонидов это ни кому в голову в Израиле не приходило! 

В связи с этим следует сказать, что исповедание веры, срывавшееся из уст еврейских мучеников в предсмертную минуту, если его дословно перевести, звучит следующим образом: «Слушай Израиль, наших богов, Адоная» (термин «Адонай» заменяет тетраграматон и, естественно, стоит в единственном числе), где Eloheinu – местоимение множественного числа и означает «Я есмь Адонай, единый во множестве»: только после второй мировой войны Ehad были приданы свойства Iahid и сейчас, то, что Маймоны объясняли с точки зрения второго придано первому: подмена значений очевидна, если знать в чём дело.

И само собой разумеется, что то, о чём говорю я , не делает стандартный перевод не правильным, но, напротив, подчёркивает суть того, чему учат Писания по этому вопросу: только соотнеся два варианта прочтения Шема мы можем увидеть, что именно говорит Писание о Г-споде, Боге Израиля. 

  

 
Victor Leapkowich

Share
В соц. сетях
Рубрики раздела
Архивы