и … болью

Александр Величко

ЗАЧЕМ ТЫ НАМ НУЖЕН?

IMG_1042

Послание сыну…

Знаешь, посмотрел фильм Голгофа с Бернардом Глисом в главной роли и от одной фразы подвис на несколько недель. Помнишь как пастырь сидит в пабе и к нему подходит женщина гуляющая с африканцем? Она говорит ему, что вновь идет изменять мужу, на что тот ничего не отвечает. Она ему: вы же должны меня останавливать!!! Он ей: ты сама должна остановиться. Она с презрением: тогда зачем ты нам нужен!?

Вот именно этот вопрос меня и подвесил. И надолго, надо сказать. Я всерьез задумался над ролью пастора. Может быть это покажет меня как не совсем зрелого служителя, но, извини, что есть то есть.

Писание говорит о роли пастырей в основном в двух важных выражениях:

  1. Блюсти стадо (1 Петра 5:2);
  2. Готовить святых на дело служения (Еф. 4 12);

Не о богословском значении говорю, а о простом нашем…

так вот пасти стадо — это мне знакомо, ты знаешь, что я когда то давно этим занимался немного. Что входило в обязанности пастуха? Три простые вещи:

  1. Кормить
  2. Поить
  3. Защищать

Кормить

Едят, как не странно овцы самостоятельно. И, хочу заметить, без принуждения. Собственно процесс кормления имеет две ярко выраженные фазы, а именно летнюю и зимнюю. Летняя фаза для пастуха ограничивается выгоном поголовья на пастбище, которое предписано для этого сверху. На этом пожалуй и все. Овцам придется есть самостоятельно. Зимняя фаза немного сложнее. Нужно приготовить корм согласно нормам данным оттуда же — сверху и разложить по кормушкам. Процесс более трудоемок, но все же прост.

Как видим, роль пастора в данном процессе заключается в послушании Богу, он не сам выбирает пастбище, а ведет туда, куда направляет Господь. Только и всего. Кормовую смесь тоже готовит не сам, а по «рецепту». Главная задача летом привести куда надо, а зимой дать, что говорят.

Куда ведет пастор овец Господних? Не к великой победной Цели, не к достижению результатов и не к покорению вершин. Он ведет их на злачные пажити, т.е. покушать. В оригинале 22 Псалма говорится о том, что пастырь ведет овец на поле с молодой травой. Свежее откровение!!! Не пережеванная, переработанная, пожухлая трава, а свежая зелень.

Пастор просто открывает поле для откровения. Не сажает его, не культивирует, не готовит, просто приводит. Мы не инициируем откровение, не готовим, просто получаем и ведем. Как это выглядит практически? Просто. Нужно увидеть, услышать, почувствовать от Господа ту тему, направление, веяние, которое необходимо. Например. Что Дух говорит Церквам? Что важно сегодня, сейчас? Не конкретно, а вообще.

Многие упрекают в отсутствии конкретики. Не всегда она нужна. Часто нужно просто привести тебя на поляну с зеленой молодой травой свежего откровения. А конкретизировать ты должен сам. Срывать и жевать, срывать и жевать. Докапываться до сути, искать ответы — это не труд пастора, — это твой труд. Не стоит ждать, что все ответы принесут на блюдечке с голубой каемочкой или с золотой, точно не помню. Принесут только разочарование. Ответы перед тобой — жуй!

Зимняя пища более груба. Это смесь сухой травы, кислого силоса и соли. Чем собственно зима отличается от лета? В духовном плане? Зима — это время охлаждения отношений, сухости и разочарования. Лето — время подъема и воодушевления. Не секрет, что вся наша жизнь это круговорот времен года. Только я бы не стал делить год на четыре части, как это делают люди, а только на две: зима и лето. Зима у меня бы начиналась где то в ноябре, а заканчивалась в марте, лето, соответственно с апреля по октябрь включительно. Лето начинается с оживления, а заканчивается сорванными плодами… Зима стартует с увядания, а заканчивается оттепелью. Но о духовных временах года мы поговорим позднее.

Давай вернемся к зимней пище овец. Она состоит из сена, силоса и соли. Не самый лучший рацион, но единственный доступный в это время. Это не лучшее время. Когда мы находимся на спаде и,как нам кажется, нуждаемся в свежем откровении, Бог дает нам есть сухую траву прошлогодних откровений.

Помнишь что говорит Господь, когда в жизнь Израиля была на спаде:

«Буду вспоминать о делах Господа; буду вспоминать о чудесах Твоих древних…» (Псалтирь 76:12);

Это Давид, и Моисей говорит похожее:

«Вспомни дни древние, помысли о летах прежних родов; спроси отца твоего, и он возвестит тебе, старцев твоих, и они скажут тебе» (Книга Второзаконие 32:7);

Есть еще пару тройку мест, но сходу я их не найду. Но уверен, что посыл ты понял. Когда мы не на высоте, нужно пожевать старое сено, т.е вспомнить о том, что Бог говорил нам, что делал для нас, что делал через нас. Возможно поднять из глубин памяти то, что там было сложено. Помнишь как написано Марию, мать Христа? Она все складывала все в сердце своем. Мы часто поступаем так же. Что то применяем, а что то оставляем про запас. Зима, — это время пожевать старое, приготовленное на это время.

Роль пастуха в этом кормлении двояка. Сначала приготовить траву и сохранить откровение, а потом, когда придет зима, дать его овцам. Давать регулярно, пока не наступит лето.

Поить

Овцы нуждаются не только в еде. Им нужна влага. И если летом они могут пить только два раза в день, то зимой вода в поильниках должна быть постоянно. Чем суще пища тем больше потребности в воде. Чем труднее жизнь, тем больше мы нуждаемся в Духе Святом.

И здесь роль пастора настолько ограничена, что даже и сказать то нечего. Давид говорит, что пастор водит к водам тихим. Он водит, а пить нужно самим. Скажешь опять то же самое? Да, ты прав.

В оригинале написано «воды покоя». Дух Святой успокаивает нас. Он делает это. Какова наша роль? Мы не создаем «атмосферу Духа», не активируем дары. Мы лишь даем овцам возможность пить.

И опять же, этот процесс разделен на зимний и летний. Если летом овцы, как правило, пьют из реки или другого естественного водоема, то зимой это оборудованные поилки.

Летом задача пастора не просто вовремя напоить стадо, но и найти наиболее спокойное и просторное место, где овцы смогут пить спокойно. Как то я наблюдал как овцы, которых я должен был напоить кидались к воде толкая, давя друг друга и задние сталкивали передних в реку. Моя ошибка состояла в том, что я выбрал слишком узкое место в котором не могли поместиться все или по крайней мере большинство. Это и есть «водить к водам покоя».

Овцы любят пить все сразу, а не по очереди. Как это похоже на нас! Мы так же торопимся к своему благословению и иногда так «стараемся», что сталкиваем и топчем других, особенно, если они прибежали первыми. Зависть. Страшный порок. Им движимы самые коварные и злобные зверства творимые под маской благочестия. Помнишь как Пилат раскусил ребят из синедриона, увидев, что Иисуса предали из зависти?

«…ибо знал, что предали Его из зависти» (Св. Евангелие от Матфея 27:18);

Как только ты видишь «толкающего» своих и топчущих, то знай, что ими движет зависть. Их мучает один вопрос: «Почему Бог избрал именно его?» Ты ведь тоже задавал Богу этот вопрос? Я точно задавал. Он еще не такой опасный. А вот вопросик типа «Почему не меня?», уже попахивает завистью и грозит проблемами.

Почему Бог через него действует так сильно? Почему через него исцеляет? Почему говорит? Почему не Я!? Я тоже хочу!!! Помни, что придет твое время. Господь — пастырь наш и Он позаботится о том,чтобы напились все. Не только самые проворные, не только самые сильные и здоровые, а ВСЕ!!!

Это летнее веселье. Оно особенно сильно проявляется в начале лета, когда овцы жаждут больше всего. Потом они успокаиваются и не так толкаются. Ранги определены и сильные и жирные идут первыми. Слабаки и доходяги смиренно ждут своей очереди.

Зимой все проще. Нет таких страстей, потому, что вода есть всегда. Ее не так много, но она есть. Забота пастуха в том, чтобы следить за ее свежестью. Она застаивается. А поскольку сидящие в загонах овцы начинают к середине зимы невероятно вонять, то запаха затхлой воды не чувствуется настолько остро и можно прозевать…

Если вода не проточная, то такая опасность весьма реальна. Если мы не направляем действие Духа Святого на созидание, а употребляем исключительно для себя, то тем самым превращаем ее в жижу псевдо христианской духовности. Отсюда растут ноги лжепророчеств, ереси и всевозможных духовных практик, не имеющих ничего общего с Писанием.

Заметь, что это происходит именно когда мы на спаде. Мы нуждаемся. А когда мы нуждаемся, то думаем, что нуждаемся больше прочих. Это опасно. И поэтому роль пастора в том, чтобы постоянно менять воду. Поддерживать свежесть, доливать… Но пить придется самостоятельно. Пастор ответственен только за то, что пьют овцы.

И воду нужно брать не в соседнем пойле и не в большой емкости, где она не так провонялась, как в узком овечьем корыте, а в реке. Не взирая на холод, лед и ветер. Правда мы редко наведывались к реке зимой, разве что когда насос замерзал…

Что делать если сам пастор находится не лучшем состоянии духа? Тогда беда. Такого поналивает, что до лета можно и не дожить.

Защита

Вот тут и возникает вопрос с защитой. Правда, как правило, это ассоциируется у нас с волками. А иногда с волками в овечьей шкуре или как написано в Евангелии от Матфея в «одежде овцы». Это образное выражение означает, что они приходят как овцы, т.е. пахнут как овцы. Почему именно пахнут? Потому, что овцы невероятно близоруки. Странно? Да, возможно, но это факт. Поэтому запах так важен для них. Я видел как однажды ранней весной, как только сошел снег, а вернее только начал сходить к нам подкрался волк. Правда закончил он не очень хорошо, но не об этом история. Он подкрался к загону и стал тереться всем телом об овечий навоз, который мы выбрасывали из базов из-за его переизбытка. Вдоволь навалявшись он перепрыгнул ограду.Овцы не испугались. Но, по всей видимости он не достаточно тщательно перемазался продуктом переработки сена овцами и был разоблачен, что привело к его безвременной кончине. Овцы его просто затоптали. С тех пор я сильно сомневаюсь в том, что милые барашки такие уж безобидные.

Волк может утащить разве что ягненка. Что гораздо серьезней и наносит гораздо больше ущерба — это болезни. Духовные болезни чаще приводят к смерти овец чем дикие животные. Всевозможные ереси, обольщения, увлечения и проч. уносят жизни множества овец. Вот здесь и нужна защита пастора. В чем она должна заключаться? Да, все банально и просто. Нужно содержать хозяйство в чистоте.

Духовная зараза как и обычная таится и размножается в нечистоте. Если видишь нечистоту, то жди болезнь. Где нет святости, там нет и защиты. Поэтому чистить нужно регулярно. И лучше чтобы овцы привыкли к тому, что их периодически гоняют с места на место, для того, чтоб прибрать за ними их же говно.

Но и тут есть одна проблема. Святость — это личное дело каждого, а не ответственность пастора. Поэтому он отвечает только за то, чтобы разгребать, а не за то, чтобы они не гадили. Лечить тоже не его роль. Это делает Бог. К реальным овцам я вызывал ветеринара.

Страшней болезней только сами пастыри. Не поверишь, но рук пастухов гибнет больше овец чем от всех описанных мной напастей вместе взятых. Посуди сам: за зиму волк мог утянуть пару ягнят; болезнь уносила десяток а мы по неосторожности или недосмотру голов десять и съедали столько же.

Когда пастор не на высоте, его дух угнетен, он устал или болен, то стадо нужно защищать от него самого. У нас был пастух Славко, когда напивался, то на работу просто не выходил. Говорил, что когда пьян, то овцам просто лучше быть съеденными волками. Он был разумным. По сравнению с некоторыми пасторами.

«Неужели не вразумятся все, делающие беззаконие, съедающие народ мой, как едят хлеб, и не призывающие Господа?» (Псалтирь 13:4);

Интересный отрывок, правда? Когда пасторы начинают поедать овец, — это беззаконие. Этот процесс заканчивается разрывом отношений с Богом.

Наверное это самое трудное — защищать овец от нас же самих. Здесь просто должностными обязанностями не обойтись. Здесь совесть нужна, а она за годы служения могла и поистрепаться. Или заснуть. Или вообще можно было решить, что овцы для того и блеют, чтобы на шашлык пойти.

Ну и последний враг — это стригали. Так мы их называли. Самое опасное время — это стрижка. Многие овцы получают раны и в них мухи откладывают личинки. Те проедают овцу насквозь. за стрижку может погибнуть до сотни овец.

Пастор не призван стричь овец. Он призван наблюдать за стригущими. И бить по рукам. А потом вынимать опарышей и мазать вонючей черной гадостью, названия которой я не помню, хотя запах стоит в ноздрях мои прямо сейчас, как только начал об этом вспоминать.

Что то я разошелся, смотрю четыре страницы написал. Много. Думаю, что не дочитаешь до конца то. Просто помни, что пастор — это не заместитель Иисуса Христа, а пастух, который ведет туда куда ему говорят, кормит тем, что ему дали, поит тем, что течет сверху в низ и защищает убирая навоз. И за все это получает презрение нагадивших.

Люблю тебя.

Александр Величко — О насущном с верой

Share

ПЯТЬ ФАКТОРОВ ПРЕПЯТСТВУЮЩИХ РОСТУ ЦЕРКВИ. ПОДМЕНЫ

20140610-142025-51625564.jpg

Александр Величко — О насущном с верой:

В одной из проповедей я назвал это действием духа антихриста в Церкви. Это происходит когда те, кто призван и поставлен блюсти Церковь божью, увлекаются чем то своим и теряют порой не только контакт с Господом, но и отношения с Ним.

Что происходит тогда? Тогда и происходят подмены или анти-, как говорит Писание.

Вместо помазания харизма и умение заводить народ. Это кстати весьма популярно в последнее время. Много крика, слов, прожектов, движения, и ни какого плода.

Вместо откровения плод человеческих исканий, пусть даже и верных и правильных. Богословие заменяет прямое пророческое откровение с неба. Это высушивает дух общины.

Вместо освобождения и исцеления, покаяния и отречения, — душепопечение и консультирование. Мы не изгоняем бесов и не исцеляем больных, а консультируем. Помогаем «с этим жить и справляться».

Вместо силы Духа Святого, «создание атмосферы поклонения» и комфорта. Мы перестали искать действия Бога. Мы довольствуемся тем, что имеет покой и некоторое успокоение в сердцах. Однако это приводит лишь к духовной летаргии и полужизни.

Вместо служения администрирование. Мы любим когда кто-то решает за нас, что нам делать и как. Так не просто проще жить, но и легче, потому, что нет нужды нести ответственность. Мы забываем, что когда кто-то решает, что знает что нам делать лучше нас, — это означает только то, что мы в его глазах низшее звено духовной эволюции и не в состоянии самостоятельно справляться с проблемами и принимать верные решения. Это рабство.

Вместо неба строительство светлого будущего на земле. Некоторые общины живут так как будто неба ни когда не придет. Обустраиваются, вкладывая в свой комфорт и удобство больше чем во все остальное вместе взятое. Здания и их устройство говорят о том где люди собираются проводить вечность.

Мы привыкли к этим подменам и получили вид благочестия или в оригинале богослужения, а силу его потеряли. Это тоже проблема из разряда основных.

Share
В соц. сетях
Рубрики раздела
Архивы