и … болью

Владимир Пудов

    О России, Западе и двойных стандартах.

  

 

   Владимир Пудов

Говорят, что в истории не бывает сослагательного наклонения, но все-таки представим себе, что Виктор Янукович, набрался мужества и дал приказ разогнать “Майдан”, я уж и не говорю, что это законное действие на Западе сразу же бы и осудили, ввели и экономические и политические санкции против Украины, и куда более суровые, чем сейчас вводят против России. Скорей всего Запад Украины, даже не проводя референдума, объявил бы о своем выходе из Украины, не знаю, объявили ли бы они себя независимым государством или попросились принять их куда ни будь, но ни секунды не сомневаюсь, что весь Запад, в едином порыве признал этот “свободный выбор народа”, и даже  не вспомнил о международном праве. Выбор народа священен. И самое интересное, что они ничуть не лукавили, они бы действительно так думали.

Мы сейчас часто упрекаем Запад в двойных стандарта, а на самом деле для них никаких двойных стандартов нет.

Они абсолютно уверены, что все народы мира, все люди мечтают переехать жить к ним, для них это аксиома, не требующая доказательства и тот, кто говорит, обратное лжет и верить ему нельзя. И то, что Крым проголосовал за вхождение в состав России, для них представляется невозможным, как так им давали надежду вступить в Евросоюз, а они…не может такого быть, их запугали, заставили, под каждым кустом сидел человек в штатском и принуждал крымчан голосовать за Россию. Что может быть по другому, что кто-то не хочет к ним, они себе даже и представить не могут. Западу никакого Референдума на Украине не нужно, им и так все ясно, а скорей всего они его, где то в подсознании даже боятся, а вдруг народ правда проголосует не в пользу Запада, какой удар по их миропониманию.

По тому то они очень удивляются, когда мы их обвиняем в двойных стандартах.  Стандарт один и это их стандарт, всех остальных необходимо привести к этому стандарту, даже если они этого и не хотят. 

Европа ли мы? Об этом спор идет столетия и все никак не можем этогопонять и договориться. А ведь это не просто теоретические споры. От ответа на этот вопрос зависит, какое общество мы хотим построить. И никто не спорит по поводу того, что мы все хотим быть молодыми, здоровыми, красивыми и богатыми, и почему-то никто не хочет быть старым, бедным и больным. Мы все хотим жить хорошо, хотя, конечно, бывают исключения, но они скорее подтверждают правило. Для того чтобы нам, в России сейчас лучше понимать жителей Украины, вспомним себя в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века, как мы рвались на Запад, как за чечевичную похлёбку продавали своё  первородство, как нас манил этот яркий, красочный,”сказочный”  мир, мир потребления. Да, с тех пор мы повзрослели и поняли, по крайней мере, большинство из нас, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, а вот украинцы до сих пор верят, как поется в известном мультфильме о киноиндустрии, что, “кто в этот мир попал, навеки счастлив стал”, и не надо ничего делать, только присоединиться к Западу, и галушки сами в рот прыгать будут, вместе со сметаной. А их почему- то не пускают. Кто виноват? Россия, конечно, это она виновата во всех бедах, как прошлых и настоящих, так и будущих. Вцепилась мертвой хваткой и не “пущает”. Сама на Запад не идет, и им не дает. Только в России быстро поняли, что для Запада мы интересны исключительно как сырьевой придаток, и такая роль Россию не устроила, а вот украинцем, как оказалось, все равно. Ведь Янукович тоже, как и мы, хотел встроить Украину в западный мир, и все, чего он хотел добиться от Запада, это только чуть-чуть более равноправного договора с ЕЭС. Ответ Запада последовал незамедлительно: вот вам равноправие, знайте свое место. Сильная Украина, как и сильная Россия,Западу не нужна, и здесь весь вопрос, концептуально, и заключается в обществе ПОТРЕБЛЕНИЯ (специально пишу все большими буквами).

Двадцать процентов жителей Земли потребляют шестьдесят процентов природных ресурсов планеты. Нетрудно посчитать, что на остальные восемьдесят процентов приходится сорок процентов потребления, которые также распределены очень неравномерно по планете.

В апреле 2005 года Всемирный Совет Церквей проводил Всемирную Неделю Действий по проблемам торговли. В числе прочих встал и вопрос о нарушениях библейского представления справедливости в экономической деятельности. По мнению членов Совета, «это представление нельзя свести к простому требованию равенства возможностей для всех людей. Такое «равенство» помогло богатым и могущественным заполучить себе всю силу и широкий доступ к мировым ресурсам, и сформировать властные элиты, притесняющие и эксплуатирующие других». 

Вспомните хотя бы последние двадцать лет, как США и их союзники боролись  по всему миру за демократию и равноправие. И, как только в какой-либо стране начинался экономический подъем, а, соответственно, и рост потребления, туда летели американские ракеты и наводили мир и порядок, а за компанию разваливали экономику, вводя людей в нищету, ведь чем меньше они потребляют, тем больше ресурсов останется странам золотого миллиарда. И здесь даже нет прямой зависимости от лояльности этих стран к США, ничего личного, только бизнес, только свой интерес.Природных ресурсов мало и на всех не хватит, и чем дальше, тем больше не будет хватать.

Только стоит странам Западной Европы, включая Германию,  задуматься и о своей судьбе. Сильная Западная Европа нужна США только как противовес России. Не будет сильной России, проблемы с демократией начнутся и в Европе, а тогда ждите: “мы летим к вам”. США Европу не пожалеет и с ней будет тоже самое, что и с Ливией, Сирией, Ираком и не надо думать, что это из области фантастики, своя рубашка ближе к телу.

Сильная Россия нужна Европе, она без нее обречена, и в Европе это начинают понимать, о чем свидетельствуют выборы в Европарламент, на котором консервативные партии Западной Европы, поддерживающие политику России, существенно повысили свой рейтинг. Да и желание создать свои, европейские вооруженные силы не подчиняющиеся НАТО, направлено исключительно на желание отказаться от опеки США, которые сделают все возможное, чтобы этого не случилось.

Так что и Украина — Европа, и Россия — Европа, и никуда мы друг от друга не денемся. У нас общая история, совсем не простая, со взаимными обидами; и кто больше виноват, наверное, вряд ли сейчас можно установить. Надо найти в себе силы и простить друг друга. Без сильной России не будет ни сильной Украины, ни сильной Европы, — мы все взаимозависимы.Россия может повернутся на Восток и как-то обойтись без Запада, вот только мне этого не хочется, лучше быть вместе с христианской Европой.

Самое главное, чтобы Она, Европа нас услышала и тогда мы, наверное, наконец, поймем друг друга. 

С самого начала возникновения Российского государства, Киевская Русь тесно взаимодействовала с Западными странами и с одной стороны мы, Россияне,  входим в Западное культурное, экономическое, политическое пространство, а с другой стороны мы явно какие-то не такие как они. И Христианство мы приняли из Византии, которая вскоре после этого попала под турецкое владычество, как впрочем, практически и все остальные православные страны, которое продлилось до середины XIX века. Россия осталась единственной независимой православной страной, неожиданно для себя оказавшейся наследницей великого духовного достояния. Москва-третий Рим – это ведь не только амбиции грозного Царя, но и объективно сложившаяся реальность. Конечно, многие со мной не согласятся, но я думаю, Россия, вряд ли была готова в полной мере принять эту реальность, это духовное наследие и тем более на уровне Западной теологии развивать его дальше. В XV  и в XVI и XVII веках, дай Бог Россия в полной мере только в XIX веке стала осваивать то духовное богатство, которое досталось ей от Византийской Империи-Царьграда. В XV веке Россия  осталась одна в своем культурном пространстве и конечно эта вынужденная самоизоляция не пошла ей на пользу. Для этого развития нужно было, в первую очередь, овладеть всей той мудростью, которая была создана за тысячелетнею историю Православия, а это все наследие было на греческом языке. В Европе такими центрами стали университеты и латинский язык, который должны были знать все образованные люди. Все наследие их предшественников было им доступно, и они между собой говорили на одном языке-латыни. В России не было подобных центров, основная масса духовного наследия Византии была недоступна, так как далеко не все переводилось на русский язык, и далеко не все православные священники свободно владели греческим, а тем более латынью. Чем Западная Европа начала заниматься еще в XIII веке, Россия  приступила только к XIX веку. Сейчас можно услышать, вот если бы Русь приняла христианство с Запада, а не с Византии, то и у нас сейчас все было как в Европе. На что я могу ответить только то, что случилось то, что случилось. Это был выбор наших предков, и я его уважаю, значит, православие было им ближе и понятнее, а можно и сказать – роднее. Да и вряд ли бы у нас прижились западные университеты. Когда они стали образовываться в Европе, у нас случилось монгольское нашествие, которое на двести лет задержало развитие российского общества. Правда сейчас все больше появляется статей, что никакого монгольского ига не было, но с моей стороны, я так понимаю, что бумага все стерпит, вот люди и упражняются в словоблудии. Да и дальше мы развивались очень по-разному.

Европа с ее большим населением и небольшой территорией была вынуждена развиваться по интенсивному пути развития. Если нагадили (в прямом смысле слова) приходилось за собой убирать, а то и до эпидемии не далеко. Крестьяне от феодальной зависимости бежали в города, где становились ремесленниками и торговцами. Оставшиеся на земле были вынуждены улучшать культуру земледелия, чтобы прокормить все увеличивающееся население. Конечно, были Крестовые походы, ну это в основном, для сокращения дворянства, вторых, третьих сыновей которым не полагалось земельного надела и которых не знали куда девать. Есть такая версия, что Крестовые походы и затевались для того, чтобы избавится от излишнего количества дворян, ну не в города же их право дело отправлять. Кстати и крепостное право в Западной Европе отменили лет на 500 раньше чем в России.

На Руси всегда было много земли. Использовали одно поле, перешли на другое, нет туалета, можно и в огород сходить, и так было, а может быть и до сих пор есть в нашей глубинке. Есть хороший анекдот на эту тему. Едут россиянин и иностранец по российской дороге, вокруг лес, вдруг иностранец говорит: “я в туалет хочу”, ну россиянин останавливает машину и показывает в лес. Иностранец пошел, долго его не было, наконец, возвращается хмурый такой и говорит: нету. Россиянин и спрашивает – чего нету, а тот и отвечает туалета нету. И этот анекдот очень похож на правду, по крайней мере, хорошо показывает разницу в нашем менталитете. У меня есть друг гражданин Германии, и я все пытался пригласить его к себе в загородный дом, но он все время отказывался и, наконец, признался почему, его шокируют наши деревенские туалеты.

Как я уже писал выше, наиболее активная часть населения из деревни в Западной Европе уходила в города, которые и стали основой развития промышленности. В городах, бывшие крестьяне принципиально меняли образ своей жизни, а в России крестьяне бежали на окраины страны, на пустующие земли, где, в общем-то, воспроизводили прежний жизненный уклад, но только уже без крепостного права. Так добежали не то, что до Аляски, до Калифорнии. Да и в городах россияне сохраняли прежний уклад жизни, недаром до сих пор Москву иногда называют большой деревней. И в 50-х годах прошлого века, когда встал очередной продовольственный кризис, вместо того чтобы потратить средства на улучшение культуры земледелия, обучения крестьян новым технологиям, отправились осваивать целину. Зато размах какой, по-русски, по привычке.

Так уж случилось, что мы разные. Западноевропейцы стали такими, какие они есть по совершенно объективным причинам, и это не значит, что они лучше или хуже нас, они другие. Все эти столетия мы жили рядом, но не вместе. Хотя еще с XVI века Российское правительство стало активно приглашать иностранцев для работы в России и они, конечно, оказывали огромное культурное влияние на россиян, к началу XX века на территории современной России проживало около полутора миллионов лютеран, как правило, немцев по национальности. 

В современном европейском мире  существуют или существовало три типа обществ, которые основывались на разных моральных ценностях. Первый тип – моральные нормы даны нам Господом, и мы должны следовать этой морали, тому, что нам дано в Евангелии. Второй тип – это модель, которая в каком-то смысле была в Советском Союзе: во главе всего коллектив, общество, в конце концов, все человечество, такая коллективная мораль, примат общественного над частным, интересы коллектива превыше всего. Это приводит к совершенно определенным моральным нормам и дальнейшим последствиям для конкретного человека. И, наконец, тип третий, который начал формироваться в эпоху Просвещения, практически параллельно с реформационными процессами, охватившими Европу в начале XVI века, – это когда во главе всего стоит человек, примат частного над общим. Это идея гуманизма, из которого в конце концов и вырос либерализм, с которой, кстати, Мартин Лютер почти сразу разошёлся, и за эти идеи он очень критиковал Эразма Ротердамского, который записал Лютера в свои союзники. Лютер писал своим последователям, что Эразм ставит человеческое выше божественного, и потому его книги вам читать не рекомендую.

Западная Европа не вняла предупреждению Лютера и поставила во главу угла  ценность отдельного человека. Ну разве это плохо? Оказалось, что не очень хорошо, любую идею, даже такую добрую, как гуманизм, можно довести до маразма и своего логического конца. Получилось, что всё, что хочет отдельно взятый человек, если это не мешает другим людям, можно. Отсюда и пошло все то, что теперь мы считаем отклонениями, а на Западе нормой. Однополые браки? – а кто человеку может это запретить, это его личное дело. Эвтаназия? – это тоже личное дело человека. Употреблять наркотики – опять же личное дело каждого человека. Ведь очевидно, что такая трактовка прав человека базируется на том, что человек – самое совершенное существо во вселенной, т. е. фактически источником прав человека является сам человек. И это не удивительно. В Западной Европе уже давно во главе всего поставлен Человек. Ты можешь делать все, что не мешает другим людям и не запрещено Законом. Закон, собственно говоря, и превращается в Мораль. Между ними можно поставить знак тождества. И во главе всего стоят права человека, и даже не права человечества, а отдельного человека делать с собой все, что он захочет. И что же здесь плохого, могут возразить мне. А плохо то, что человек предрасположен как к греху, так и к добру. А если нет понятия греха, то, значит, нет и зла. Добрый человек, этот тот который не мешает жить другим. И личная жизнь человека принадлежит ему и только ему, в таком случае, конечно, он в праве отнять ее у себя. Отсюда вытекает и оправдание всего того, что осуждалось обществом раньше. Гомосексуализм, а какое дело до того, кто с кем спит. Мужчина с женщиной (о таком понятии как священные узы брака я уже и не говорю) или мужчина с мужчиной это их личное дело или, например мужчина с козой (написал и самому противно), но если, к примеру, коза не возражает, то даже обществу охраны животных возразить будет нечего. И я не преувеличиваю,  к этому, по крайней мере, в Западной Европе, скоро придут, если уже не пришли. Не нравится?  Придется терпеть, ибо главное – защита прав человека на свободу. Между тем в христианской системе ценностей первоисточником прав человека является Господь Бог. Именно от Него человек получил право жить и спасаться в Боге. Чем больше мы отходим от понимания этого, тем меньше в нас остается от истинных христиан, и тем дальше мы от Бога. В то время как европейские просветители выдвинули идею, что человек превыше всего, они меньше всего думали о грядущих последствиях. Они-то жили в гармонии с окружающим миром, в основе которого лежало нравственно-религиозное сознание, и исходили из моральных ценностей христианства. О другом даже подумать не могли.

Теперь же развитие их идей привело современное европейское общество в тупик, в том числе и к тому, что Западная Европа перестает быть христианской. 

Когда мы рассуждаем о христианской  цивилизации, то мы должны понимать, что нам, христианам и православным и католикам и протестантам и на Востоке и на Западе, сейчас брошен общий вызов. Христианство в Европе тихо-мирно умирает, потому что очень многие  люди идут за либеральными ценностями. И многие христиане, по крайней мере, те, кто еще так себя называет, слепо идут в этом же направлении, позабыв все заветы Христа и считая их не современными.

На протяжении 18-19 веков в странах Европы происходило бурное развитие индустриализации, сопровождающейся невиданным ранее по масштабам и темпам ростом материального производства и торговли, накоплением богатства и, как следствие, возникновением в обществе новой системы ценностей, стержнем которой стала ориентация на материальные богатства”. Вместе с развитием производства произошло еще большее, чем прежде, закрепощение большинства населения тяжелым повседневным трудом, углубление пропасти между богатством и бедностью. Россия в этом процессе ничем не выделялась от остального мира: названные здесь изменения происходили у нас хотя и позднее, но отличались большей интенсивностью. 

Уже исходя из этого, вопрос о так называемой ”традиционной” предрасположенности русского народа к христианству  выглядит несколько преувеличенным. Так, в своих историко-философских экскурсах В. С. Соловьев не раз упоминал о равнодушии и даже вражде к христианству в русском обществе в силу самого внутреннего кризисного состояния, в котором оказалось христианство к 19 веку. Вместе с отжившими свой век, консервативными феодальными ценностями общество стремилось отбросить и устаревшее христианство. Как писал Бердяев Н.А., христианство “стало дряхлым и ветхим”. Христианство не сумело адекватно отразить новый миропорядок, поэтому еще задолго до Октябрьских событий разочарование в пропагандируемых им положениях привело к значительному сокращению числа его приверженцев. 

По мнению ряда исследователей у христианства, во всяком случае, в нашей стране, был шанс на возрождение. Однако в начале 20 века свершилась Октябрьская революция, подвергшая христианство новым, серьезным испытаниям. Вообще, принимая во внимание спиралевидный характер развития истории, за 2000 летний период своего существования христианство неоднократно испытывало подобного рода потрясения, оказывалось в кризисном состоянии, но, в конечном итоге, всегда находило в себе силы и способности к саморегенерации. Среди наиболее значимых и памятных событий такого уровня в Европе – это период Реформации, в России – реформа церкви Петром 1. “В Петре, – по мнению Н. А. Бердяева, – были черты сходства с большевиками… Он устраивал шутовские, кощунственные процессии, очень напоминающие большевистскую антирелигиозную пропаганду”. Подобным же образом оценивает итог петровской реформы Г. П. Федотов: “Церковь ограблена, поругана, лишена своего главы и независимости”. 

Волна всеобщей толерантности и либеральных ценностей, захлестнувшая европейский христианский мир, потоком хлынула в нашу страну. Подняв “железный занавес”, мы вместе со свежим воздухом получили и много дерьма. Наши демократы, провозглашая себя демократами, в угоду Западу, бездумно стремятся довести Россию до уровня полного соответствия “либеральному стандарту”, откровенно ориентированы на вытеснение христианских ценностей из современного общества. Они отстаивают так называемую “свободу” человеческой личности, право выбора. В обществе муссируется вопрос о толерантности, о возможности признания государством семей гомосексуальных и лесбийских наряду с нормальным браком. А все, что составляет сущность традиционного христианства, провозглашается консервативным, изжившим себя, идущим вразрез с демократическими принципами современного общества. Не поэтому ли демократы открыто выступают против каких-либо политических или социальных проявлений христианского мировоззрения, против принятия законов, защищающих и поощряющих христианские ценности в гармонии с принципами прав человека? А ведь, применительно к России, христианские ценности являются ключевыми для благополучия личности и общества, для сохранения устоев общества. Христианство может и должно сыграть огромную роль в выработке, наконец, национальной идеи, без которой Россия не может развиваться дальше. Вспомните, у христиан всегда были четкие установки – что можно, а что нельзя, что есть добро, а что зло. Именно поэтому либеральный Рим не сумел устоять против него: он пал, а христианство устояло! Недопустимо, чтобы можно было все. 

Устои нашего общества сильно расшатаны, но, похоже, их и сейчас продолжают усиленно расшатывать в угоду “демократии”. На словах говорят об идеалах христианства, а на деле кроят это христианство под себя. Либерализация христианства – это то, что его погубит, а вместе с ним и весь христианский мир. Поэтому и ислам сегодня побеждает, потому что он остается верен себе, а мы, христиане, нет. Вот о чем надо задуматься сегодня, пока еще не поздно. 

Западно-Европейский мир, несмотря на весь его показной гуманизм, очень жестокий мир и он уничтожал и уничтожает все альтернативные цивилизации, требуя от всех других стран соблюдения его моральных норм. Так, что у России, как всегда возникает дилемма, либо быть такой как Западная Европа, либо быть ее колонией? Как соблюсти некий баланс между самобытностью и прагматизмом. Петр I выбрал прагматизм, понял, что хорошие пушки и корабли лучше самобытности. Ну не давала Европа развиваться самобытным цивилизациям. Всех покоряла. Великие цивилизации Индии, Китая. Что стало с самобытными цивилизациями Южной Америки, их вообще уничтожили до основания, как впрочем, и в Африке. На силу можно ответить только силой. А этого без европейской науки, технологий и промышленности добиться не возможно. На пулю пулей, на снаряд снарядом, на ракету ракетой. Это они только последние 50 лет такие гуманные, да и то это во многом заслуга СССР. В том то и весь вопрос как сохранить свою самобытность и не потерять независимости. Хотя Советскому Союзу это удавалось, и распался он только тогда когда решил вернуться в лоно европейской цивилизации.

В нашем стремлении приблизиться к Западу, мы стремительно идем к той свободе нравов, которая царила в Римской империи во времена, описываемые Апулеем. Не так давно в адрес нашего государства прозвучала резкая критика со стороны комиссара Совета Европы по правам человека, Альваро Хиль-Роблеса. Он заявил буквально следующее: «Сексуальные меньшинства – это полноправные граждане своей страны, и они должны пользоваться всеми гражданскими правами. Меняться нужно не им: они свободные люди и вольны жить и выражать себя так, как хотят. Именно российские власти со своей стороны должны проявить инициативу по вопросу защиты прав гомосексуалов. Российское общество должно, наконец, понять, что сексуальные меньшинства существуют, и в этом нет ничего предосудительного. Если Россия, конечно, хочет быть демократической страной и активно сотрудничать с Европой». Вот так, нравится, не нравится, спи моя красавица. Для толерантного Запада может быть только одна мораль и одна правильная точка зрения. Поэтому они очень удивляются, когда мы их обвиняем в двойных стандартах.

Из того, что мы видели за последние 20 лет на Украине, да и в других республиках Советского Союза, можно сделать только один вывод, что там все так переплелось, что распутать это можно было только кропотливым трудом, максимально учитывая интересы всех сторон проживающих на Украине. Можно конечно свести все наши беды к Адамму с Евой, или к большевикам, которые все неправильно сделали в 1917 году, но наши беды в первую очередь выросли из 1991 года.

У всех народов живущих в СССР была своя правда, свои обиды и претензии к соседям. Совсем недавно мы жили в одной стране и вдруг, неожиданно для нас всех, оказались по разные стороны колючего забора. Кто спросил нас, кто спросил народы, жившие до этого в мире друг с другом, и если уж пришлось нам расходиться, то с кем Вы хотите остаться? Нет, собрались три человека и на троих решили судьбы сотен миллионов людей. Резанули по живому и еще заявили, что так и должно быть. Теперь мы пожинаем плоды этих действий. 

Кто объяснит крымчанам, жителям юго-востока Украины, что они должны жить в одном государстве с людьми, откровенно проповедующими нацистскую идеологию, особенно если с самых высоких трибун новое украинское правительства раздавались призывы «Украина для украинцев». Да, нам могут возразить, что и в России слышны призывы «Россия для русских», но раздаются они со стороны лиц либо плохо понимающих, что они провозглашают, либо со стороны провокаторов, мечтающих о развале России. Если бы в свое время Президент России Борис Ельцин вместо призыва (с нашей стороны тоже не очень обдуманного) «Берите суверенитета, сколько хотите», объявил — «Россия для русских», то всем нашим национальным республикам просто ничего бы не осталось, как бежать из России. И аналогии с Чечней здесь не проходят. Россия, в конце концов, согласилась с правом Чечни на самоопределение, и Чечня зажила своей, независимой от России жизни и не Россия напала на Чечню, а Чечня на Россию. И хотелось бы обратить внимание на один момент. Когда шла первая Чеченская война, беженцы от этой войны, в том числе и чеченцы, бежали в Россию, выступали на телевидении, возмущаясь действиями Российских властей. Много Вы знаете случаев, когда абхазцы или осетины бежали от войны в Тбилиси, выступали на грузинском телевидении, проклиная грузинских оккупантов?

Таких регионов на постсоветском пространстве, к сожалению много. И решать эти конфликты надо с учетом мнения всех сторон. Если невозможно дальнейшее проживание, надо расходится, не доводя дело до смертоубийства. Путем взаимных уступок, в том числе путем обмена территориями. Никто не хочет покидать обжитые места, но что делать, надо учиться жить в мире друг с другом. Ведь недаром же говорит народная мудрость «Худой мир лучше доброй ссоры»

С глубокой скорбью мы переживают случившиеся в последнее время в на Украине, в Киеве, а также с болью в сердце смотрят на трагедию братского народа. Тем более что братоубийственный конфликт случился между братскими христианскими православными народами. 

Война — это всегда беда и всегда она порождает массу негативных последствий. Никто не готов признать свою неправоту. Во всех бедах всегда виновата другая сторона и единственный выход — убрать оппонента. Как Каин, который убил Авеля. И его духовные дети, и последователи продолжают идти по тому же кровавому пути. Убил за что? За то, что путь Авеля был в глазах брата не таков как его. Убивают почему? Потому, что не могут понять и принять другое мнения.

У каждого сегодня своя правда, которая заключается в желании отстоять  свою точку зрения. Не будем вдаваться в подробности. Это вопрос юристов и историков. Хотелось бы сконцентрировать внимание на человеческом аспекте трагедии. В свое время Христос сказал своим последователям и продолжает говорить нам со страниц Евангелия: «Суббота для человека, а не человек для субботы». Ради религиозной идеи, вернее даже ради того как понимали ее фарисеи, которые готовы были лишить жизни человека, не соблюдавшего субботу так, как считали правильным соблюдать ее они.

Территориальная целостность, даже если она и оправдана с точки зрения права,  не может быть аргументом, если это ведет к гибели и страданиям людей. Из двух зол выбирают меньшее. Если есть возможность сохранить семью, нужно бороться до конца, но если совместное проживание чревато смертоубийством, то лучше все-таки разойтись и не доводить дело до крайностей, до смертоубийства.

Share

Бремя белого человека или у Запада нет двойных стандартов

20140418-110044.jpg

Владимир Пудов

Неси это гордое Бремя —
Родных сыновей пошли
На службу тебе подвластным
Народам на край земли —
На каторгу ради угрюмых
Мятущихся дикарей,
Наполовину бесов,
Наполовину людей.

Неси это гордое Бремя –
Будь ровен и деловит,
Не поддавайся страхам
И не считай обид;
Простое ясное слово
В сотый раз повторяй —
Сей, чтобы твой подопечный
Щедрый снял урожай.

Неси это гордое Бремя —
Воюй за чужой покой —
Заставь Болезнь отступиться
И Голоду рот закрой;
Но чем ты к успеху ближе,
Тем лучше распознаешь
Языческую Нерадивость,
Предательскую Ложь…

Читал я эти стихи Р. Киплинга, и вспоминал американский фильм 90-х годов, о событиях на Балканах, в кадрах которого объятые ужасом матери, держащие на руках грудных детей, протягивая их к спускающимся из самолета бравым морским пехотинцам, идущих с сосредоточенными, суровыми лицами, молят:”Ради Господа, молока, наши дети умирают”.

Говорят, что в истории не бывает сослагательного наклонения, но все-таки представим себе, что Виктор Янукович, набрался мужества и дал приказ разогнать “Майдан”, я уж и не говорю, что это законное действие на Западе сразу же бы и осудили, ввели и экономические и политические санкции против Украины, и куда более суровые, чем сейчас вводят против России. Скорей всего Запад Украины, даже не проводя референдума, объявил бы о своем выходе из Украины, не знаю, объявили ли бы они себя независимым государством или попросились принять их куда ни будь, но ни секунды не сомневаюсь, что весь Запад, в едином порыве признал этот “свободный выбор народа”,и даже не вспомнил о международном праве. Выбор народа священен. И самое интересное, что они ничуть не лукавили, они бы действительно так думали.

Мы сейчас часто упрекаем Запад в двойных стандарта, а на самом деле для них никаких двойных стандартов нет. Западная Европа далеко продвинулась в признании общечеловеческих ценностей, стала очень толерантной. Главное не нарушить права человека, и мы конечно для нее дикари, которыми впрочем, всегда для нее и были. За последние 20 лет мне много раз довелось бывать в Западной Европе, даже пожил там немного, появились и друзья, с которыми у меня сложились хорошие отношения. Но и они любят мне рассказывать про Рождество, про елку, и я каждый раз должен слушать и удивляться, так как знать об этом по определению не могу. Они абсолютно уверены, что все народы, все люди мечтают переехать жить к ним, для них это аксиома, не требующая доказательства и тот, кто говорит, обратное лжет. И то, что Крым проголосовал за вхождение в состав России, для них представляется невозможным, как так им давали надежду вступить в Евросоюз, а они…не может такого быть, их запугали, заставили, под каждым кустом сидел человек в штатском и принуждал крымчан голосовать за Россию. Что может быть по другому, что кто-то не хочет к ним, они себе даже и представить не могут.

Западно — Европейский мир, несмотря на весь его показной гуманизм, очень жестокий мир и он уничтожал и уничтожает все альтернативные цивилизации, требуя от всех других стран соблюдения его моральных норм. Так, что у России, как всегда возникает дилемма, либо быть такой как Западная Европа, либо быть ее колонией? Как соблюсти некий баланс между самобытностью и прагматизмом. Петр I выбрал прагматизм, понял, что хорошие пушки и корабли лучше самобытности. Ну не давала Европа развиваться самобытным цивилизациям. Всех покоряла. Великие цивилизации Индии, Китая. Что стало с самобытными цивилизациями Южной Америки, их вообще уничтожили до основания, как впрочем, и в Африке. На силу можно ответить только силой. А этого без европейской науки, технологий и промышленности добиться не возможно. На пулю пулей, на снаряд снарядом, на ракету ракетой. Это они только последние 50 лет такие гуманные, да и то это во многом заслуга СССР. В том то и весь вопрос как сохранить свою самобытность и не потерять независимости. Хотя Советскому Союзу это удавалось, и распался он только тогда когда решил вернуться в лоно европейской цивилизации.

Поэтому то они очень удивляются, когда мы их обвиняем в двойных стандартах. Стандарт один и это их стандарт, всех остальных необходимо привести к этому стандарту, даже если они этого и не хотят.

В этом то и заключается “Бремя белого человека” и они готовы его нести, несмотря на все наше сопротивление. Причем, они действительно желают нам добра, но относятся как к малым детям (это при самом благожелательном отношении), которых надо учить, если не слушаются – наказывать, для нашей же пользы.

Share
В соц. сетях
Рубрики раздела
Архивы