и … болью

Ефим Андурский

КУЛЬТУРА И СВОБОДА

АндурскийIMG_2824

Е. Андурский                                                    А. Погасий

 

КУЛЬТУРА И СВОБОДА

Приступая к настоящей работе, авторы хотели бы внести свой скромный вклад в выявление причин и предупреждение нависшего над человечеством социально-экономического кризиса.

1. О научных теориях

Постулат: научные теории не бывают правильными или неправильными. Они бывают либо истинными, либо ложными.

В самом деле, можно ли признать правильным, то есть соответствующим праву, «приговор», который Совет Европы вынес креационизму, якобы угрожающему правам человека [1]?

Справка №1

Совет Европы (СЕ) это межправительственная ассамблея. Государствам не обязательно, но крайне желательно придерживаться ее рекомендаций при утверждении законов. Поэтому члены СЕ не могут не придерживаться ее резолюции о том, что «если мы не будем осторожны, то креационизм может стать угрозой для прав человека».

Но разве теории, в свое время представлявшиеся истинными, не оказывались ложными спустя некоторое время. Такое произошло, например, с геоцентризмом. То же и с дарвинизмом. На так называемом «обезьяньем процессе» 1925 года американского учителя Д. Скопса приговорили к денежному штрафу лишь за то, что он преподавал учение Ч. Дарвина. Оно в ту пору считалось «неправильным».

2. Какая же теория представляется истинной: креационизм, предполагающий сотворенность человека, или же эволюционизм, согласно которому человек произошел из обезьяны?

Как это ни парадоксально, истинны обе теории. Правда, лишь относительно. Потому что их сторонники приглашают оппонентов играть на своем поле, то есть в системах координат тех миров, в которых они себя осознают.

Справка №2

Лекция о происхождении человека послужила поводом для выговора профессору Гаряевой, которая ее прочитала, — сообщает пресс-служба Славянского правового центра. В приказе ректора отмечается, что 30 октября 2006 года Надежда Гаряева призвала студентов не замыкаться на догмах материалистической идеологии, касающихся, в частности, теории происхождения человека [2].

Спрашивается, достаточно ли свободна профессор Гаряева, чтобы, читая лекцию о происхождении человека, опираться на ту теорию, которая лично ей представляется истинной? И как быть с общежитием людей, придерживающихся диаметрально противоположных взглядов на человека и природу?

Считаем, что общепризнанный принцип свободы совести позволяет каждому не только придерживаться той теории, которая ему представляется истинной, но проповедовать ее, поскольку это не нарушает прав третьих лиц.

3. Поведение есть функция не столько мотивации, сколько культуры

Поведение животных, к числу которых относится и человек, определяется мотивацией. Но это вполне справедливо лишь для примитивных существ, у которых связь между поведением и мотивацией обусловливается исключительно физиологическими потребностями. Они не чужды и высшим животным. Так, даже преданный хозяину кобель может «потерять голову», напав на след течной суки. Но человек тем и отличается от собаки, что его поведение подвергается существенной коррекции с учетом как личной культуры, так и культуры общества в целом. Культура же зависит от мировоззрения. И чем более оно продвинуто, тем меньше зависимость поведения от физиологических потребностей.

4. Что такое культура?

Существует множество определений культуры, но нет ни одного, которое удовлетворяло бы всех. Культурой принято считать «вторую природу». Она, в отличие от первой (сотворенной Богом), представляет совокупность духовных и материальных ценностей, созданных человеком. Термин «культура» (от латинского cultura – возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание) Российский энциклопедический словарь определяет как совокупность созданных человеком в ходе его деятельности и специфических для него жизненных форм, а также самый процесс их созидания и воспроизводства. Обилие понятий «культура» можно объяснить недостаточной популярностью методологии, которая позволила бы сформулировать всеобъемлющую дефиницию. Попытаемся восполнить этот недостаток, прибегнув к субъектологии [4]. Напомним, что конкретные объекты обладают бесконечным множеством свойств. При этом любое из них восходит либо к эффективности, либо к устойчивости. Последняя есть не что иное, как функция культуры.

Нетрудно заметить, что субъекты относятся к целеустремленным системам, а они представляют кибернетические устройства, состоящие из датчика, нуль-органа и исполнительного механизма. Датчик контролирует состояние внешней среды. Нуль-орган сравнивает полученную им информацию с состоянием внутреннего стандарта (эталона). И если разница показаний превышает заданный порог чувствительности, нуль-орган запускает исполнительное устройство. Последнее либо изменяет параметры субъекта так, чтобы обеспечить его приспособление к изменяющейся внешней среде (восточная стратегия), либо воздействует на нее так, чтобы привести в соответствие с потребностями субъекта (западная стратегия).

5. О противоречиях между теистами и атеистами

Основное противоречие между теистами и атеистами усматривается в том, что если для первых необходимым и достаточным условием общежития служит соблюдение заповедей Творца, то для вторых обеспечением общежития служит закон. Контроль над соблюдением закона возложен на государство. А оно, по Ленину, есть не что иное, как аппарат насилия. При этом насилие совершается не только в отношении граждан, но и в отношении членов общества, которые вправе и не обладать гражданством. Но такое насилие недопустимо потому, что общество превыше государства.

— Как вы полагаете, верующие толерантны к атеистам?

— Обо всех конфессиях не скажем, а вот христианская культура не позволяет кого-либо судить и тем более осуждать. Мы с пониманием относимся к тем, кто придерживается теории эволюционизма. Однако рассчитываем, что и они будут считаться с нашей логикой.

В чем же она заключается?

Она заключается в том, что коль скоро существует Творец, то должна существовать «инструкция», которой должно следовать верующим. Живя по этой «инструкции», они могут не терзать себя бесплодными рассуждениями о том, что было тогда, когда не было ничего.

— То есть жить бездумно, ведь Господь уже все продумал.

— Бог дал нам разум, эмоции и волю. Разум и физический мир подчиняются принципу причинно-следственной связи. Что же касается эмоций, то они могут проявляться как в любви, так и в ненависти. Господь нам заповедовал первое.

— В чем же все-таки суть противоречий между верующими и атеистами?

— Верующие признают себя творениями Божьими, а атеисты – продуктом «случайного» процесса, произошедшего по непонятной причине в невесть откуда взявшейся природе.

— Что за пренебрежительный тон?

— Мы с уважением относимся к природе, но не можем объяснить ее происхождение чем-либо иным, нежели промыслом Божьим.

— Наука говорит о другом…

Но вы же не станете оспаривать тот факт, что наука не может дать сколько-нибудь внятный ответ на вопрос об изначальном импульсе, послужившем причиной сущего? Не считая, разумеется, десятка другого так и не доказанных никем гипотез.

Каждый из нас, вольно или невольно, влияет на окружающих, как, впрочем, и окружающие влияют на него. Однако верующие и атеисты, наверное, сойдутся в том, что мир и покой должны царить и отдельно взятой семье, и в обществе в целом.

Примечание

Некоторые читатели слишком уж прямолинейно могут воспринять наше замечание о необходимости государственного контроля над теми гражданами, которые не считающими обязательным соблюдение заповедей Божьих. Справедливости ради заметим, что большая часть этих заповедей вполне соответствует их культуре. Поэтому внешний контроль необходим для тех, чья культура не обеспечивает их лояльность по отношению к обществу и государству.

6. Будущее и настоящее

Лао-Цзы сказал: ничто не возникает из ничего. То же и с будущим. Оно существует в виде зачатков настоящего, которое, в свою очередь, есть продукт прошлого. Но если мы в настоящем не заложим основы преодоления надвигающегося глобального кризиса, то в будущем, он, скорее всего, разразится. Да, мы должны двигаться вперед. Не в этом ли и заключается смысл прогресса? Но, чтобы идти, надо знать путь. В противном случае, лучшим выбором останется недеяние (Конфуций).

— Что скажете о смысле жизни?

— Атеисты в поиске ответа на этот вопрос опираются на собственный разум, который не может смириться с мыслью о своей конечности. Мы же вручаем себя своему Господу, удивительным образом соединившему в человеке бренное тело и вечную душу. Сказано: пути Господни неисповедимы. Поэтому мы можем лишь догадываться о той цели, достижению которой Он нас предназначил.

-Человек ничтожен…

Азм есть червь, но обратите внимание на коралловые полипы. Из их крошечных скелетиков образуются рифы, на которых во своем великолепии бушует тропическая жизнь. То же с нашим вкладом в цивилизацию. Он, может быть, и не настолько велик, чтобы о нем помнили. Но суть не в это. Главное, чтобы плодами рук наших смогли воспользоваться грядущие поколения.

7. О свободе

Найдется немало вопросов, так или иначе связанных со свободой. Может ли человечество быть свободным от природы? Вправе ли мы сохранять свободу от общества? Прежде, чем заняться поиском ответов, следует определиться с понятием свободы. Что, в самом деле есть свобода? На интуитивном уровне она осознается как возможность совершать желательные нам действия. Этой возможности препятствует, например, закон. Свобода верующего, кроме того, ограничивается теми пределами, которые для них установил Создатель.

— Свободны ли проповедники?

— Они имеют полную свободу проповедовать в храмах. И если уж вы пришли в храм Божий, то здесь вы, наверное, сможете получить ответы на многие из интересующих вас вопросов.

— Как быть, если человек еще не нашел дорогу в свой Храм?

— В этом случае мог бы пригодится дискуссионный культурологический клуб. Он, с одной стороны, обеспечит конструктивный диалог представителей различных культур и, с другой, окажет содействие тем, кому еще не удалось вполне сформировать свое мировоззрение.

В таком клубе, допускаю, можно знакомиться с основами различных культур, Но достаточно ли этого для выбора определенного мировоззрения?

— Быть может, и недостаточно. Но, с другой стороны, посещение клуба может подтолкнуть вас к углубленному изучению той или иной культуры.

Примечание №3

С идеей подобного клуба один из авторов обратился к митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу, благословившему его на это начинание [3]. А с 12 февраля 2008 года в Доме ученых Академии наук Татарстана (Россия) начались регулярные заседание Казанского дискуссионного культурологического клуба. В пользу таких обсуждений 8 февраля 2008 года на заседании федерального Госсовета высказался экс-президент России Владимир Путин. Он сказал, что только консолидированное, объединённое общим устремлением, общество сможет реализовать стратегию развития России.

8. О равенстве

Равенство – тема интересная. Но ее есть смысл обсуждать лишь в том случае, если есть некий критерий. Можно быть равным кому-то в чем-то, но нельзя быть равным всем и во всем. Равны ли мы в праве совершать те или иные поступки? Или их не совершать (бездействовать)? Каждый является равноправным членом общества постольку, поскольку Творец наделил всех одними и теми же правами. Другое дело – равенство граждане. Оно невозможно уж потому, что в иерархиях равенство достигается разве что в пределах тех или иных ее уровней.

9. О справедливости

Можно ли признать справедливыми те или иные акты? Да, можно, если они рассматриваются на предмет соответствия с законом и не вступают с ним в эти противоречия. Из этого следует, что за пределами отношений, регулируемых государством, такой критерий, как справедливость, не применим. Можно ли, например, счесть справедливой гибель человечества, которая произойдет вследствие экологической катастрофы, обусловленной антропогенными факторами? Очевидно, что вопрос этот можно признать корректным, если только рассматривать его с точки зрения высшего Судии.

10. Мотивация и мировоззрение

Завершая осеннюю конференцию 2007 года, председатель оргкомитета международного симпозиума «Человек и христианское мировоззрение» д-р Кериллей особо подчеркнул мысль о том, что недостаточно способствовать формированию правильного мировоззрения. Нужно, чтобы оно изменяло к лучшему нас и окружающий мир. Потому что, добавим, в противном случае нам придется руководствоваться мотивацией. Именно она, по мнению одного из участников майских слушаний 2008 года, и предопределяет поведение. Впрочем, его поддержали далеко не все. Что же касается д-ра Кериллея, то, по его мнению, поведение человека, определяется не столько мотивацией, сколько мировоззрением.

Иллюстрация

Тигр, осознавая, что дрессировщик его контролирует, ведет себя «подобающим образом». Дрессировщик, однако, должен принять во внимание, что для хищника не существует таких понятий как нравственность или мораль, что повиновение его питомца основывается не на любви к дрессировщику, а на рефлексах, обусловленных дрессурой. Поэтому дрессировщику не стоит поворачивается спиной к тигру. В этом случае он лишается возможности контролировать его действия, которые могут оказаться фатальными.

11. О кризисе

В чем же причина кризиса, нависшего над человечеством? Она, полагаем, заключена в гуманизме, следствием которого и является антропоцентризм. Его апологеты считают, что человек создан, чтобы царствовать над природой. Поэтому, дескать, мы и должны следовать Мичурину. Но это не оставляет нам никаких шансов на выживание.

Из субъектологии следует, что жизненный цикл субъекта с неизбежностью завершается, если он исполнит свою программу. Причиной гибели может послужить либо снижение эффективности, несовместимое с дальнейшим существованием субъекта, либо катастрофическая потеря его устойчивости. Именно это, полагаем, и угрожает человечеству. Необратимая потеря устойчивости нашей цивилизации может наступить вследствие ее конфликта с природой. Этот конфликт, в свою очередь, обусловливается нарушением принципа последовательного чередования основных методов: Запада, которому свойственна экспансия внешнего мира, и Востока, предполагающего адаптацию к внешней среде. Этому принципу с неизбежностью следуют все, существующие сколько-нибудь продолжительно. Человечество его игнорирует в силу недостаточности своей культуры.

12. О национальном проекте «Культура»

Один из авторов обратился к Дмитрию Медведеву, занимавшему в ту пору должность вице-премьера. Он попросил Дмитрия Анатольевича рассмотреть возможность принятия национального проекта «Культура». Ответ, поступивший от директора Департамента государственной политики Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации, не оставил никаких сомнений в том, что названное министерство даже примерно не понимает, что есть культура. Полагаем, что исследования феномена культуры могло бы послужить темой очередных слушаний симпозиума.

Ссылки

1. По материалам пресс-релиза и резолюции 1580 (2007) Парламентской Ассамблеи Совета Европы от 4 октября 2007 года, журналов Nature News и Nature том 449, стр. 649 от 10 октября 2007 года. http://assembly.coe.int/ASP/Press/StopPressView.asp?ID=1965

2. http://www.rlinfo.ru/press/pr2007160107.html

3. Письмо митрополита смоленского и калининградского Кирилла (архив Е. Я. Андурского).

4. Введение в субъектологию. Альманах «Человек и христианское мировоззрение», выпуск №12, стр. 109.

Share

СВОБОДА МИРОВОЗЗРЕНИЯ: ВЫБОР ПУТИ

20131211-225823.jpg

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А.К. Погасий,

Андурский

 

 

 

 

 

Е.Я. Андурский

Атеизм, будучи возведенным в ранг государственной идеологии, настолько изменил ландшафт общественного сознания, что и теперь, спустя двадцать лет с момента его низвержения, российское общество все еще не способно в полной мере осознать смысла свободы вообще и свободы выбора, в частности.
Итак, можно ли быть свободным от общества? И что вообще означает это сладкое слово свобода? Интуитивно свобода осознается возможностью совершать действия, желательные с точки зрения субъекта свободы. Но в том-то и дела, что наша свобода заканчивается там, где начинается свобода других.
Понятно же, что действия (бездействие) одних членов общества могут входить в противоречие с интересами других. Профилактике такого рода противоречий и должны послужить законы, поскольку они обязательны для всех членов общества.
Очевидно, что государство, которому мы поручаем контролировать соблюдение законов на территории своей страны, превыше отдельно взятых граждан. Менее очевидно то, что общество превыше государства, поскольку де-факто является его учредителем.
Но ведь общество наше разнородно. Есть в нем и верующие, и атеисты. Все они сравнительно свободны. Но если свободу атеиста ограничивают совесть и закон, то свободу верующего еще и заповеди Создателя, который превыше общества, поскольку Он Всевышний по определению.
Кроме внешней свободы, существует свобода внутренняя. Она предопределяется мировоззрением, а оно, в свою очередь, культурой. Но, как это ни странно, даже культурологи не способны дать более или менее сносное определение культуры.
Это объясняется, с одной стороны, трудностью описания того, внутри чего ты пребываешь, а с другой стороны, незнанием основ кибернетики. Между тем, культура присуща всякому кибернетическому устройству.
Неотъемлемой частью такого устройства является нормальный элемент или, по-другому, внутренний стандарт. Сравнивая с этим элементом состояние внешней среды, кибернетическое устройство устраняет нежелательные расхождения собственных параметров с состоянием внешней среды.
Так вот, культура субъекта – это своего рода аналог внутреннего стандарта. И когда у нас возникают противоречия с внешним миром, свои решения мы принимаем, сравнивая состояние этого мира со своими параметрами…
А еще следует отличать свободу души или духа от свободы тела. Понятно, что несвобода тела никоим образом не ограничивает свободу души, которая обретает полную свободу, покидая наше бренное тело.
Следует также различать свободу гражданина от свободы человека. И если свобода гражданина регулируется законами государства, то свобода человека – заповедями Творца или, если угодно, нормами нравственности и морали.
Права гражданина основываются на законе. Однако право и справедливость – это далеко не одно и то же. И если критерием права служит соответствие закону , то для справедливости таковым является субъективная оценка названного соответствия.
Можем ли мы, например, считать справедливым тот приговор, который Совет Европы вынес креационизму, заявив, что «если мы не будем осторожны, то креационизм может стать угрозой для прав человека»?
Так кто же и на каком основании может взять на себя смелость оценивать те или иные действия (бездействие) на предмет их соответствия правам человека? Да, Европейский суд по правам человека это делает. Но, строго говоря, безосновательно. Если только он не располагает лицензией, которой его наделил Творец, даровавший человеку его права.
А можно ли признать справедливым выговор, вынесенный профессору Пермской медицинской академии Надежде Гаряевой лишь за то, что она призывала студентов не замыкаться на догмах материалистической идеологии? Читая лекцию о происхождении человека, профессор апеллировала к креационной теории, которая, с точки зрения ректора ПГМА, не просто аморальна и псевдонаучной, но и противоправна , то есть противоречит закону. Хотелось бы узнать, какому именно закону она противоречит.
Здесь уместно будет сослаться на так называемый «обезьяний процесс» 1925 г. Тогда американского учителя Д. Скопса (г. Дейтон, штат Теннеси) обвинили в преподавании эволюционной теории, приговорив к денежному штрафу .
Право государства контролировать исполнение законов мы не оспариваем. Но у него нет и быть не может правовых оснований поддерживать (или подавлять) сторонников (или противников) той или иной парадигмы.
Научные теории, наверное, могут быть истинными. Они могут быть и ложными. А вот правильными (или неправильными) они быть не могут, поскольку критерий правильности, понимаемый в качестве соответствия тому или иному закону, здесь не уместен.
В самом деле, ведь, казалось бы, истинные теории со временем оказываются ложными. Таковы, например, геоцентризм, кибернетика и т. д. Сказанное касается и вечного спора креационистов и эволюционистов. Ему не суждено разрешиться уж потому, что системы координат, в пределах которой апологеты этих теорий могли бы сразиться на равных, не существует.
Из сказанного следует, что и приговор креационизму, и выговор профессору, придерживающемуся этой теории, следует признать безосновательными и, следовательно, противоправными. И что каждый вправе не просто придерживаться того или иного учения, но и проповедовать его, поскольку это оно не признано незаконным, например, экстремистским.
Надо полагать, что в учебных заведениях может преподаваться и эволюционизм, и креационизм, так, чтобы у студентов была возможность выбрать то учение, которое им представляется наиболее подходящим.
Все мы – и верующие, и атеисты обречены на сосуществование и, следовательно, на общежитиЕ. Но если для верующих необходимым и достаточным для этого условием служит соблюдение заповедей Творца, то общежитиЕ атеистов государство обеспечивает посредством контроля над соблюдением закона.
Ленин был прав, определяя государство, как аппарат насилия правящего класса над обществом. Насилие это неизбежно в силу того, что, например, атеисты, то есть отрицающие существование Бога и, следовательно, не признающие Его водительство, в большей степени подвержены соблазну толковать свободу в качестве абсолютной ценности.
Понятно, что ограничение негативных проявлений такой «ценности» достигается преимущественно страхом санкций, обусловленных законом. Разумеется, не исключается возможность самоограничения атеистов по нравственным основаниям. Однако они, по крайней мере, самим себе должны ответить на вопрос об источнике своей нравственности…
Наше будущее зарождается в настоящем, которое, в свою очередь, произрастает из прошлого. И если мы в своем настоящем не заложим основы будущего, то едва ли сможем преодолеть кризис духовности, который испытывает наша Россия. Между тем, как полагают некоторые исследователи, она может прекратить свое существование уже в ближайшие десять-двадцать лет.
Авторы настоящей статьи ценят свободу, и в то же время, будучи людьми верующими, считают себя рабами Божьими, вверяя себя Творцу, удивительным образом соединившему в нас бренные тела и бессмертные души.
Каждому суждено жить ровно до тех пор, пока его душа не покинет его тело, которое после этого ничто уже не сможет защитить от всепроникающей энтропии. Нечто подобное происходит со всеми субъектами. И если тот или иной субъект в силу сложившихся обстоятельств утрачивает свою духовность, он, конечно же, обречен на гибель.
Складывающиеся обстоятельства и предопределяют ту или иную ситуацию. В нашем обществе ее можно определить как системный кризис, угрожающий существованию всей цивилизации. Причина усматривается в гуманизме , в основе которого лежит антропоцентризм.
Апологеты гуманизма (не смешивать с гуманностью) считают, что человек создан, чтобы царствовать над природой. Достаточно вспомнить Мичурина, утверждавшего, что мы не можем ждать милости от природы… Такая позиция не оставляет никаких шансов на выживание.
В заключение о главном праве. И у цивилизации в целом, и у отдельно взятого человека есть право на выбор. Казалось бы, каждый волен выбрать тот Путь, который он для себя находит наиболее подходящим.
На самом деле выбор весьма ограничен: мы можем либо следовать Пути, предначертанному Творцом, либо избрать альтернативным путем. И никакие учреждения и организации, включая международные, не вправе воспрепятствовать нам в выборе своего Пути…

Share
В соц. сетях
Рубрики раздела
Архивы