и … болью

Марина Миронова

Марина Миронова: Плоды Духа – не огурцы, которые вырастают в тепличных условиях…

  
Марина Миронова

Когда-нибудь я напишу книгу.. о реальности Бога не где-то там наверху, а в моей маленькой, но заметной Ему жизни… Я молилась многие годы: “Бог, я знаю, что Ты великий и могущественный, но я хочу переживать Твое величие и Твое могущество в своей жизни”… Но я не до конца понимала, во что себя вовлекаю такими молитвами… потому что Он приходит и являет Свое могущество.. но невпопад с теми милыми эскизами, которые я себе рисовала, и на что себя сориентировала…
Плоды Духа – не огурцы, которые вырастают в тепличных условиях. Не вызреет на нашем дереве терпение, если нам не нужно терпеть. И терпеть. И терпеть. И снова много раз то же самое. Не вырастит внутренний мир, если мы пребываем в атмосфере внешнего мира. Не случится снять урожай любви без грубой, необработанной почвы для ее роста. И так далее.
Так вот. Два года назад Бог вовлек меня в одну историю.. которая в моей когданибудьнаписаннойкниге займет весомую часть. В этой истории столько веса, что мне было трудно ее поднять. Но в ней столько жизни, что мне хотелось ее поднять.
Ее сценарий (конечно же, без знания всех действий и конца) выглядел для меня настолько сумасшедшим, неожиданным, неясным, непредсказуемым.. что свое вовлечение в него я могу сравнить с погружением на невероятную глубину океана при неумении плавать.. или с прыжком со скалы в пропасть.. веря, что там, внизу, меня поймают сильные Божьи руки.
Этого сентября я ждала с трепетом.. потому что чувствовала, что с ним придет бурление и начнут рисоваться развороты по-прежнему сумасшедшей (это лучшее слово, которое я могу подобрать) для меня истории. На прошлой неделе, когда я об этом молилась, я увидела картинку – как будто судья закрывает папку.. и я услышала слова: “Дело закрыто”. Мне тут же пришло понимание, что Бог – Альфа и Омега, Он – Начало и Конец, и все, что Он начал, Он закончит. Закончит так, как Он видел это при начале дела.
В тот же день встречаюсь с подругой и рассказываю ей об увиденной картинке. Она, сведующая в еврейских праздниках (в отличие от меня), тут же восклицает: “Так завтра же Йом-Кипур – день, когда Бог подводит итоги и закрывает дела!”
Понимая, что на Небе дело было завершено, я стала ожидать синхронизацию здесь, на земле. Долго ждать не пришлось – через два дня я увидела, как все пришло в движение…
Я удерживаю подробности и не открываю ту папку с делом до его финальной точки (поставленной в физическом мире) и до правильного времени. Мой пост не столько об этой истории, сколько о том, что тогда, когда Бог водит нас по лабиринтам Своих невероятных историй, изменяя к лучшему что-то вокруг нас, Он прежде всего изменяет нас. Где-то там, в глубинах вод или в полетах со скалы, внутренние изменения встречаются с внешними.
Самый большой внутренний продукт этих двух моих лет – любовь, терпение и вера. Эти три переступили на другой уровень. Скорее, даже перескочили через несколько уровней… пока я летела со скалы и слышала Его основное послание, состоящее из одного слова – отпусти. Отпусти все в руки Божьи. Отпусти и лети в Его руки. Ощущения полета совсем не напоминают сидение в знакомом нагретом кресле. Да, трудно. Но надежно.. потому что Он – Начало, и Он – Конец. И радостно.. потому что в этом удовольствие и привилегия – прожить Его сценарий и попасть в Им написанный конец.

Share

Мы можем быть посреди пробуждения и пропустить его


Andrey Marina Mironov

«Мы можем быть посреди пробуждения и пропустить его.

Много лет назад, когда было пробуждение в Пенсаколе, я приехал туда с жаждой Бога.

Каждое служение было в силе и огне. Я сидел на служениях, переживая Бога, и видел, как люди переживали Бога. И кто-то подошел ко мне и сказал: “Пастор, нам нужна ваша помощь”. Я пытался отказаться, потому что был на том месте не чтобы служить, а чтобы получить. Но они настаивали. Я пошел с ними, и они привели меня к одному пастору, в церкви которого было 10-12 тысяч человек. Я спросил, чем я могу помочь. Пастор сказал: “Я из Техаса. В нашей церкви пробуждение. Люди переживают Бога, Дух Святой движется. Но я ничего не чувствую. Я чувствую себя мертвым. И я зол на свою церковь, потому что все переживают прикосновение Божье, а я, пастор, – нет. Я приехал сюда, чтобы что-то пережить, но снова ничего не чувствую”.

Пока он говорил, я молился и просил Бога показать, что происходит. И Бог сказал: “Я не знаю его”. Я стоял в полном недоумении. И не говоря о том, что мне сказал Бог, я спросил пастора: “Вы когда-то просили Иисуса прийти в вашу жизнь и стать Господом и Спасителем?” Он посмотрел на меня так, что если бы надменность имела способность убивать, я бы лежал мертвым. Он ответил: “Я – пастор”. Я повторил свой вопрос. “Вы имеете в виду молился ли я молитвой покаяния? Я всегда был христианином!” – сказал он с интонацией недовольства и высокомерия.

Мы не становимся христианами, если мы росли в верующей семье, или если мы ходим в христианскую церковь. Мы становимся христианами тогда, когда приглашаем Иисуса войти в наше сердце.

Поэтому я снова сделал попытку и задал ему прежний вопрос. На этот раз он ответил “нет”. Я спросил не хочет ли он отдать свою жизнь Иисусу Христу. “Вы шутите?” – сказал он. “Нет, – ответил я. – Вы не спасены”.

Если бы я был без Духа Святого, мой мозг доказывал бы мне, что я предельно туп…учитывая еще и то, что тот пастор был намного старше меня… Я сказал, что если он помолится молитвой покаяния из глубины его сердца, Бог прикоснется к нему, и он начнет переживать то, что не переживал прежде. И пока он повторял за мной простую молитву покаяния, слезы начали течь по его щекам. И тут же он начал молиться на иных языках, пережив крещение Духом. Огонь Божий сошел на него, и он начал прыгать и кричать: “Сейчас я знаю, что есть у моих людей! Сейчас я понимаю это! Я получил это! Я получил это! Я получил это!”

Вокруг вас может быть пробуждение, но вы можете ничего при этом не почувствовать. Вы будете смотреть на Божьи вещи и говорить, что это странно, это дико. Вы не сможете получить то, что есть для вас у Бога, если Бог не будет владеть вашим сердцем. Все, что Бог хочет от вас, – это ваше сердце. Целиком».

Тод Холмс (один из пасторов церкви Родни Ховард-Брауна, декан библейского института)

Share

Сила веры и бессилие религии

  
Марина Миронова

Я всегда была уверена, что мои пути с религией благополучно разминулись и никогда не пересекались. Вероятно, в том же относительно себя были уверены и фарисеи. Религия ведь не мазохистка, чтобы снимать с себя шапку-невидимку, давая возможность себя абортировать. Но путь, которым Бог повел меня, значительно улучшил мое духовное зрение и сделал невидимые религиозные швы видимыми.
Религия проявляет себя достаточно разнолико. (И здесь я коснусь лишь одной ее грани). Но каким бы ни был ее лик, он всегда облачен в мнимое благочинство.. чтобы мы запутались и свою религию назвали верой. И этой «верой» мы кладем на плечи других свои ожидания-требования, как-всё-должно-быть. А то, как-всё-должно-быть, мы знаем из Слова. Таким образом, стоим на самом благочинном основании. И ждем, призываем, вменяем в обязанность.. выколачивая из других плоды Духа, жажду Бога, первую любовь..

Мы все хорошо знаем, как и что должно быть. И букву, как трафарет, подставляем к людям и отношениям, требуя от них вписаться в трафарет. Ибо написано! Одно дело – знать, как правильно. Другое дело – не ставить человека под закон того, как правильно.. ведь закон еще никого не освобождал и никого не сделал пределом совершенства.

Невозможно приложить правильную выкройку к воле человека и подогнать его волю под нужный размер. Может, у этой воли фигура и не вписывается в стандарты Божьего Слова, но изменить свою фигуру она сможет только тогда, когда решит это сама. Такова уж воля Бога о воле человека, которая не подвластна другому человеку. Мы же, ревнуя о красивых пропорциях чьих-то фигур, бдительно лезем с мерилом.. особенно когда к тому располагают достаточно фамильярные отношения.

Спасение, изменение характера, исцеление души, жажда Бога и пр. – это выбор человека. И, к сожалению, не каждый человек избирает жизнь, не каждый выбирает лучшее. Но вызвать аппетит к лучшему религиозными притязаниями невозможно. В религиозных установках иссякает жизнь. Буква отправляет жизнь в нокаут, а Дух реанимирует жизнь.

Где-то проходит тонкая грань между тем, когда, скажем, о спасении человека, ревнует вера, и когда ревнует религия, нашпигованная словом «должен». Никто никому ничего не должен.. если смотреть на это слово, как на штамп закона. Вам приходилось где-то слышать фразы «ты должен меня любить» и «ты должна мне подчиняться»? Это – требования, в которых кричит бессилие религии.

Бессилие религии – в ее самостоятельности. У нее нет в резерве Божьей силы.. поэтому религия, уповая на себя, пытается делать все сама, питая иллюзию, что может, например, перекроить человека. Сила веры – в зависимости. Вера отпускает вожжи, делает шаг назад и позволяет Богу действовать.. потому что знает, что у Него вся сила.

Share

Вера и страх. Марина Миронова

  
Марина Миронова

Я обожаю море. И ровно столько времени, сколько я нахожусь на пляжах Флориды, я провожу в воде, не выходя из нее по два-три часа подряд. Но несмотря на испытываемое блаженство и упоение, я всегда боялась глубоких вод… и плавала прямо пропорционально своему страху…

Совершая свой традиционный заплыв на шесть-семь метров, я всегда должна была быть уверенной в том, что мои ноги в любой момент смогут нащупать спасительницу-землю. Благополучно касаясь ногами надежного основания, я дышала так, как будто проплыла не семь метров, а семь километров. «Ты не торопись, плыви спокойно, тогда твое дыхание будет ровным», — всегда говорил мне папа. Но я торопилась плыть, чтобы не пойти ко дну, полагая, что чем больше движений я сделаю, тем больше шансов выжить. «Не бойся, расслабься, вода сама тебя будет держать», — говорил второй учитель – муж. Но я была уверена, что вода лицеприятна и разборчива, и держать меня она не хочет.

В этот последний приезд случилось нечто внезапное — у меня с водой выстроились новые отношения. Я вдруг захотела сделать невозможное — лечь на спину. И сделала это с таким доверием, как будто легла на диван. Странно, но вода и не думала меня в себе топить. Я расслабленно лежала, наслаждаясь новыми ощущениями, даже не помышляя о том, близко ли подо мной земля. Перевернувшись, я оставалась в покое и без движений, позволяя воде качать меня на легких волнах. Потом я плавала.. не только много и долго, но и, к удивлению, ровно дыша…

…Когда страх громче, чем вера, мы делаем много ненужных движений, напряжены, устаем на коротких дистанциях, ищем твердое основание… но нет более твердого основания, чем Бог, доверие которому вводит нас в непотопляемый покой.

Страх всегда тянет ко дну. Вера удерживает на плаву.

Share

Можно, или нельзя?

IMG_3843.JPG
Марина Миронова
В христианстве часто возникают вопросы — можно или нельзя? — в тех случаях, когда Библия не дает четкого руководства по ситуации, в которую попал Вася Иванов. Для упрощения своей жизни Вася хочет, чтобы буква очертила пределы его «можно», и поставила бетонный забор из «нельзя» .. огласив правило на правило и заповедь на заповедь.
Спрос на букву превышает спрос на водительство Духа Святого … потому что среднестатистический христианин Вася предпочитает служить Богу в рамках сухой буквы, нежели развивать отношения с живым Духом Святым .. ведь Он неординарен, непредсказуем и дышит, где хочет.
Однажды Иисус отправил двух учеников в близлежащую деревеньку, чтобы те отвязали чужого осленка. Неожиданно. Вряд ли бы Вася туда пошел, предпочтя остаться в буквенных рамках приличия. Поэтому никто бы не воздал славы Иисусу и не воскликнул
«Осанна!» .. потому что хоть Вася и хочет служить Богу, но боится с Ним ходить туда, куда не ведет буква …
… Если бы меня спросили, чему я научилась за 23 года своего христианства, я бы сказала — водительству Духа. Это — смерть своего «я». Это — индивидуальное приключение с Ним. Это — вкус близкого Неба. Это — свобода.
На путях Духа какие-то наши действия непременно поднимут чьи-то брови и нам зададут правомерный вопрос: «Что делаете? Зачем отвязываете оспенка?» И ответ «он надобен Господу» не всегда будет приемлемым людьми паролем …
На путях Духа наши вопросы «можно-нельзя?» отпадут, как шелуха … потому что Его пути чисты, святы, совершенны и следуют по дороге Его безупречной воли, которая ведет нас в нашу судьбу …

Share

Самое большое чудо у бабушки

IMG_5243.JPG

Евангелист Джонатан Шатлсворт на конференции Родни Ховард­ Брауна:

«Во время одной молитвы я почувствовал, что должен позвонить своей бабушке и спросить о самом большом чуде, которое она видела в своей жизни. Бабушка сказала, что, возможно, это не является чем-то большим для кого-то, но для нее в то время это было реально большое чудо от Бога.
В одно утро она проснулась, и ей нечем было кормить свою семью; не осталось ни еды, ни денег. Она решила помолиться о том, где ей взять пищу, и в этот же момент посмотрела в окно и увидела, как вереница куриц спускается с холма в направлении к ее дому. Когда куры оказались возле ее дома, она вышла на улицу, чтобы посмотреть, что происходит. Выйдя, она увидела двадцать две курицы, которые снесли яйца, и направились туда, откуда пришли. Моя честная бабушка взяла все яйца и пошла за курицами. Пройдя метров четыреста, она увидела дом, куда завернули куры. «Извините, — сказала она хозяйке, — ваши курицы пришли ко мне и снесли там яйца». «Не может быть, чтобы это были наши курицы! Мой муж ненавидит этих кур, потому что за все время они не снесли ни одного яйца!» Бабушка опровергла, и хозяйка куриц сказала, что если они снесли яйца на территории ее дома, она может оставить их у себя. И столько времени, сколько моя бабушка жила в том доме, курицы постоянно приходили, чтобы снести яйца, и уходили. Бабушке не нужно было ИХ кормить, ей не нужно было за ними убирать и ей также не нужно было искать яйца по территории ее участка, потому что куры несли их в определенном месте.
Спустя годы бабушка случайно встретил ась с хозяйкой кур, и та сказала: «С ТОГО момента, как вы уехали, мои куры ни разу не вышли в сторону вашего дома и ни разу не снесли больше ни одного яйца! Вы служите всемогущему Богу!»

Марина Миронова

IMG_3758.JPG

Share

Happy end – это естественная развязка в следовании за сверхъестественным Богом.

20140618-113830-41910561.jpg

Блог Марины Мироновой

Дух Святой изумительный! И если мы послушны Его сценарию, то в итоге всегда будет happy end.

Лечу на днях из Нью-Йорка в Москву. Сижу рядом с приятной бывшей военнослужащей из Челябинска, женщиной средних лет, и бывшим кораблестроителем из Питера, последние двадцать два года проживающего в Нью-Йорке. Филиппу 80, но он строен, подтянут, грациозен в общении и привлекателен острым умом. Яркий еврей с искрящейся улыбкой в зрелых глазах.

Все втроем непринужденно и легко разговариваем обо всем подряд. И я, полагая, что в течение предстоящих девяти часов полета успею дать им вкусить Бога, не тороплюсь и оставляю это на десерт. Однако, успела не все, потому что Филипп, надев наушники, погрузился в просмотр череды фильмов.

Галина же с живым интересом выслушала несколько моих персональных историй, в которых Бог занимал центральное место, и без раздумий согласилась повторить молитву покаяния, после чего попросила найти для нее церковь в Челябинске и выслать ссылки на проповеди, которые помогут ей духовно возрастать.

Мы приземлились, и я сетовала на себя за то, что упустила возможность рассказать о Боге человеку, который в силу своего возраста уже был близок к встрече с Ним. И я молилась: «Господь, дай мне еще шанс». Но до того, как такой шанс наступил, я почувствовала некий зуд вопроса — во сколько его следующий рейс на Питер — о чем и спросила Филиппа. «О, у меня куча времени до него», — ответил он без подробностей. Мы тепло распрощались и, проходя паспортный контроль, потеряли друг друга из вида. Через полчаса я случайно столкнулась с Филиппом в переполненном людьми зале. И снова почувствовала в сердце зуд прежнего вопроса. «У меня еще два с половиной часа до посадки», — сказал он. Я, проявляя неделекатную настойчивость и странное упрямство, попросила показать мне его посадочный талон и обнаружила, что он не увидел одну не очень хорошо пропечатанную цифру, которая вносила изменения — до вылета ему оставалось тридцать пять минут. Филипп заволновался и растерянно смотрел на указатели, не зная, куда идти. Я проводила его к нужному гейту и в оставшиеся несколько минут воспользовалась предоставленным шансом. Было очевидно, что этот интеллигентный пожилой мужчина повторял молитву покаяния не просто устами, но сердцем. Вытирая слезы и приговаривая «откуда это мне такое счастье встретиться с Богом?», он целовал мои руки…

Happy end – это естественная развязка в следовании за сверхъестественным Богом.

Share

Женщина

20140430-063922.jpg

Марина Миронова

Она – венец Божьего творения, что поставило точку завершенности в живой картине Творца.

Когда Бог привел ее к Адаму, тот, примагнитив к ней свой взгляд, сразу же смекнул, что она произошла не от обезьяны.

Она существо разумное, поэтому знает, когда ей нужно поступать по разуму, когда по интуиции, а когда по нахлынувшим чувствам и крику души… И когда она следует последнему, ее разумность проявляется в том, что она понимает, что это неразумность.

В ней гармонично уживаются и мужественность и женственность. Она пройдет через огонь, воду и медные трубы, но потеряет цвет лица при виде мыши.

В отличие от мужских, ее глаза и уши не связаны между собой и могут функционировать параллельно; поэтому в момент устремления взора в экран монитора, ее уши не блокируются.

Между тем, что она хочет сказать, и тем, что она говорит, не всегда присутствует зеркальное отражение. Поэтому буквальный метод – не самый лучший для расшифровки ее языка.

Ее словарный запас немеренно богат. Но она никак не может расширить его названиями машинных причиндал.

Она виртуозна за рулем, ибо может красить реснички, припудривать щечки и, вглядываясь в свое отражение в зеркале, отмечать следы непроснувшейся утренней красоты… и при этом – видеть дорогу, светофоры и даже знаки иногда.

Она обладает превосходной реакцией. Поэтому при опасных ситуациях на дорогах она, не выпуская руль, быстро закрывает глаза.

Она талантлива во всем: ей равно удается сделать резиновым рубль, также как и распять его в первый день зарплаты.

Муж не понимает ее лишь первых двадцать-тридцать лет. А потом понимает, что все равно никогда не поймет.

Несмотря на иногда трудные нюансы женской доли, она счастлива от того, что родилась именно женщиной.

Она обладает железной логикой… просто иногда позволяет железу принять эластичную форму.

Потребности в романтике закреплены в ней на пожизненный срок. Они настолько живучи, что не погребаются в быту.

Ее называют слабым полом. Она не возражает. Но всю жизнь мечтает попробовать насладиться этим статусом.

Ее загадочность грациозна, и во взгляде как-из-под-вуали она оставляет многоточие…

Share

Когда минимум становится максимумом

20131117-110512.jpg

Марина Миронова

Однажды в пору моего студенчества, когда я быстрой походкой шла в Москве по Тверской, ко мне подскочил журналист с микрофоном и резво проговорил: «Здравствуйте. Позвольте узнать ваше мнение по вопросу…» Я, точно зная, что ничего умного не смогу сказать по его еще необозначенному вопросу, извинившись, ускорила шаг и не попала на голубые экраны. Через пару дней, включив телевизор и нарвавшись на какой-то репортаж, в котором храбрые люди не удирали от внезапно направленных на них камер, я удивлялась остроте их ума, позволяющей тут же рождать многословие на неожиданно заданный им вопрос.

Убежденная в том, что аналогичным блеснуть не могу, я вдруг интуитивно почувствовала подсказку прислушаться к сути произносимого, потому что до этого я не столько слушала, сколько улавливала восхищающий меня поток речи. Вслушалась. И удивилась обратному. Люди говорили убедительно, и их лица не выражали ни тени сомнения в том, что произносимое не является бессмыслицей. У них была способность приставлять слово к слову и не обращать внимания на невоспроизведение ими смысловой нагрузки. Возможно, для женщин это было еще и частичное освобождение от тех двадцати тысяч слов, которые ежедневно выстраиваются в стройную очередь возле их голосовых связок.

Конечно, микрофон не всегда делает громким лишь пустой поток слов, но так совпало… и это мне помогло понять, что не все золото, что блестит, и что со мной не все так плохо.

Много лет спустя, когда я приехала в Америку, я случайно попала в старую славянскую церковь, где в течение служения проповедовали пять человек, каждому из которых выделялось по двенадцать минут. Из мессиджа первых двух я разобрала только слово «Аллилуйя!», которое они с визгом выкрикивали после каждой пары фраз. Все остальные слова вплетались в такие истошные обрамления, что их семантика тут же тонула в интонационных волнах, которые бушевали, как при девятибалльном шторме. Однако, когда вышел третий спикер, я приложила максимум усилий, чтобы мобилизовать свой мозг на максимальное восприятие, и попробовала при критическом шторме продержаться на плову двенадцать минут… Выстреливающийся фейерверк слов под музыку искусственных интонаций некоторые называют помазанием. Но все, что помазано Богом, несет смысл. А если бы я застенографировала каждое произнесенное тогда слово и придала той проповеди письменную форму, она тут же бы утратила свое «помазание», потому что Бога нет в абсурде, нелепице и пустых звуках, украшенных приливами и отливами.

К микрофону (микрофону в прямом и переносном смысле) часто тянутся те, кому нечего сказать, а те, чей голос Бог хочет усилить, нерешительно его сторонятся, чтобы не графоманить… тем самым умаляя не просто себя, а те драгоценности, которые Бог в них вложил.

На днях я поделилась с одним человеком ссылкой на проповедь служителя, который имеет большое влияние на мою жизнь. Как мне показалось, отправила порцию хорошо приготовленной еды, чтобы не дать человеку умереть от духовного голода. Позаботилась, в общем. Он на мою непрошенную заботу никак не отреагировал (и правильно сделал), но отреагировал Бог. Когда на следующий день я взяла в руки Библию, я почувствовала, что мне нужно открыть Евангелие от Матфея, 14 главу. Дочитав до места о пяти хлебах и двух рыбах, я знала, что это и есть ответная порция от Бога взамен на ту, которую отправила я.

Ученики, заботящиеся о голодных людях, посоветовали Иисусу отправить их в кафешки и ресторанчики, пока те еще открыты. Иисус же хотел накормить людей кухней домашней, поэтому ответил: «ВЫ дайте им есть»… Нам всегда кажется, что нам накормить нечем – у нас же только пять батонов и две жареные рыбки… т.е. совсем немножко познания Бога, совсем немножко помазания, совсем немножко силы в словах, совсем немножко библейских знаний, совсем немножко Божьей мудрости… Нам ли брать в руки микрофон?! Поэтому отправляем людей кормиться туда, где кормимся сами – в отменные рестораны именитых проповедников, где много познания Бога и много помазания…

Оттого, что мы не видим в себе золота и того, что оно блестит для других, мы часто норовим спрятаться за чужую авторитетную спину, чтобы закамуфлировать нашу иллюзорную незначительность. Однако, помазание, которое Бог излил в наши жизни, уже сменило былой статус незначительности на статус самодостаточности, ибо тот же великий Бог живет внутри каждого из нас. Поэтому, чтобы принести реальность Бога, нам не нужна чужая самодостаточная спина.

Проповедник, вещающий из телевизора или компьютера, – это хорошо. Но для людей, с жизнями которых мы соприкасаемся, более реальным является Иисус в нас, чем Иисус в чужом человеке на экране телевизора. И тот минимум из пяти хлебов и двух рыб, который найдется на нашей кухне, более чем достаточен… потому что когда на свой минимум мы призываем Божье благословение, он становится максимумом.

Share

Активация Рождества

20131117-110512.jpg

Марина Миронова

Будучи маленькой девочкой, о Рождестве я знала только один факт – на него гадают. Уже закончив школу и поступив в институт, я знала все тот же факт – на Рождество гадают. Всегда боясь этой мистической процедуры, которая соприкасает тебя с нематериальным миром, однажды я все же уступила любопытству. Какая же молодая девушка не хочет узнать, когда к ней приедет принц на белом коне, и будет им Петька, с соседней парты запускающий в нее взгляды вместе с бумажными самолетиками, или Мишка, который сосредоточен не на скучном семинаре, а на ее гордом профиле, намеренно не поворачивающимся в его сторону?

Я, второкурсница, с дрожью в ногах поднялась со своего пятого на девятый этаж и вошла в квартиру, где собралось еще несколько потенциальных невест, желающих заглянуть в свое будущее через грязное стеклышко. Компетентная устроительница таинственного процесса зажгла свечи, положила блюдечко на лист ватмана, исписанного цифрами и буквами алфавита, произнесла абракадабру слов, от которых дрожь в моих ногах продублировала себя во всем теле, и самая смелая из нас начала вопрошать о своей судьбе Пушкина.

Моим выбором был Достоевский, который на этот раз не был тонким психологом, и, не распознав желаний юности, поздравил меня с тем, что замуж я выйду в 42. Несмотря на то, что на самом деле у меня никогда не было идеи фикс, чтобы быстрее выйти замуж, эта далеко удаленная цифра, от которой исходило амбре ветхости, меня заметно опечалила. И я решила проконсультироваться с Гоголем, тихо надеясь, что у Федора Михайловича просто был плохой день. Намеренно познавший одиночество Гоголь, которого женское общество интересовало лишь в качестве аудитории, вероятно, проникшись моим полярным отношением к этому вопросу, ответил: 23.

Ни та, ни другая версия не случилась. Случилось лишь то, что после той ночи, в которую я пробила брешь между физическим и духовным миром, я начала чувствовать сильнейшей консистенции демоническое присутствие. Впрочем, на то время это присутствие оставалось для меня безымянным, также как я не знала, что роли Достоевского и Гоголя играли загримировавшиеся бесы. Испытывая удушье ужаса и парализующего страха, по ночам я переживала отвратительные волосатые прикосновения и мучительные ощущения, которые могу положить в два слова – душевные распятия.

Духовный мир не прощает вторжений в него. Он отвечает взаимностью. Грубо и беспощадно. Но он был раскрепощен в своих визитах лишь до тех пор, пока я не узнала настоящую суть Рождества.

Чтобы заблокировать демонические притязания на свою жизнь и заактивировать противоположную сторону духовного мира – Божью, я сделала звонок на Небо и активировала подарочный сертификат Рождества в своем сердце. Это не значит, что дьявол перестал пытаться как-то коснуться моей жизни, но это значит, что Иисус Христос, у которого вся-власть-и-сила-на-Небе-и-на-земле, стоит за меня. И этого более, чем достаточно.

Для этого Он и родился в этот мир – чтобы встать за нас.

Share
В соц. сетях
Рубрики раздела
Архивы